i=1683
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Поколение 0000

Комментарии Версия для печати
ОТЧУЖДЕНИЕ - отношения между социальным субъектом и какой-либо его социальной функцией, складывающиеся в результате разрыва их изначального единства...




Была у Бориса Гребенщикова песня про "молодых львов". В самом конце 90-х на смену им пришли "молодые подонки". Обитали "подонки" в одном печально известном московском баре, который официально назывался кафетерием, хотя чего-чего, а уж кофе там точно не пили.

Первым, с кем я там познакомилась, был некто по кличке Мразь - предводитель "подонков". Мразь был очень симпатичным парнем, который, находясь в хорошем расположении духа, предлагал всем посмотреть его "болт", а в плохом вообще ничего не предлагал. Родом он был из маленького городка на Урале и приехал в Москву, чтобы влиться в ряды так называемой прогрессивной молодежи. Жил он по "впискам", а иногда, наверное, ночевал и на улице, однако это его совсем не изматывало, а, наоборот, прибавляло экстремальной энергии. Когда я начала с ним общаться, я не совсем понимала его, поскольку разговаривал он исключительно на языке футбольных болельщиков - даже мат заменял специфическими словами и выражениями.

В массе своей "подонки" были очень разнообразны и колоритны: тут были и мажоры обоих полов, закончившие ИСАА и Юридическую Академию, со дня на день уезжающие на стажировку в Японию или Лондон, и какие-то бывшие наркоманы-неудачники, и люди неопределенного возраста, продающие что-то вроде сантехники, и еще много кого. Отличительной чертой "подонков" было именно то, что они так себя называли, что они открыто заявляли о своей полной аморальности.

Надо сказать, что слово "мораль", как ни странно, очень часто используется Поколением Next. По крайней мере, гораздо чаще, чем это можно себе представить. Я знала одного молодого человека, который, приняв LSD, любил подойти в ночном клубе к обколбашенным людям и как-то полугневно-полунасмешливо заявить им, что они аморалы. Это очень пугало танцующих и они потом долго не могли прийти в себя.

Так вот, "подонкам" как раз нравилась возможность выглядеть в чьих-то глазах аморально. Более того, те, кто даже с точки зрения своих бабушек не напоминал маргинала, приходя на тусу, всячески старались найти кого-то еще более "обычного" чем они сами, чтобы продемонстрировать всю ужасающую непредсказуемость своей натуры.

В чем все это выражалось? Да ни в чем особенном. Кроме повального увлечения пирсингом, дредами и татуировками, все бухали, курили анашу, кто-то чем-то приторговывал, иногда кому-то били морду, трахались, а отдельные персонажи умудрялись вместе с тем как-то учиться и где-то работать. "Подонки" были совершенно безвредными и никакой оппозиции обществу не составляли.
Полную противопложность в плане идейной направленности составляли "подонкам" скинхеды, тусовавшиеся в том же "кафетерии". Сегодня каждый второй имеет хоть какое-то представление об идеологии ультраправых и знает, что они не любят всех, у кого цвет кожи нельзя назвать белым. Однако это относится к ультраправым, живущим за пределами России. Наши же скинхеды не любят вообще никого, но зато обожают бить всех подряд, называя своих потенциальных жертв то ниггерами, то евреями, то цыганами, то просто предателями (в зависимости от настроения). В этом, в сущности, и заключается их общественная позиция.

Отличительной чертой тусовки "бритых" является ее внутренняя структурированность. В ней есть "козыри" - старейшие участники движения, "подкозыри" - люди от 19 до 23, желающие войти в доверие к "козырям" и добиться их уважения, и "шестерки" - подростки от 13 и старше, которые просто жаждут хоть какого-то самоутверждения. Старшие скины выглядят довольно комично. Представьте себе здоровых женатых дядек, которым почти за тридцать и у которых есть дети.

Теперь представьте себе этих же самых дядек, проводящих все свое время за распитием пива с людьми лет на десять младше их самих и ждущих удобного повода для того, чтобы начистить морду несчастному торговцу апельсинами из какой-нибудь бывшей южной колонии. Среднее поколение - это, как правило, люди без какого бы то ни было образования, работающие либо грузчиками, либо где-то в торговле, но восполняющие низость своего социального положения и интеллектуального уровня агрессивным внешним видом. Любимыми их ругательствами являются "интеллигент" или "очкарик", которые они употребляют по отношению к людям, имеющим высшее образование и не считающим этот факт постыдным. "Подкозыри" тоже занимаются в основном распитием всевозможных спиртных напитков и пьяными разборками. "Шестерки" - это самая активная часть движения. Пьют они меньше, зато дерутся больше, часто заменяя на поле битвы пьяных "козырей" и "подкозырей".

В общем, наблюдая скинхедов московского разлива, нетрудно убедиться, что "красно-коричневая чума" России точно не грозит. Просто потому, что большинство ее приверженцев успеет тысячу раз спиться, прежде чем что-то подобное станет возможным.

К слову сказать, по той же самой причине не грозит России и повальная наркомания. По сути дела, наркотическое движение в среде продвинутой московской молодежи сошло на нет. Еще в середине девяностых все, кто не считал себя лохом, вмазывались, нюхали и закидывались, а водку пили только непрогрессивные жители спальных районов. Теперь же ситуация в корне изменилась. Те, кто не умер от передозировки, не сел в тюрьму или не покончил с собой в состоянии абстиненции, теперь пьют, вернее, очень сильно пьют, иногда позволяя себе выкурить косяк на троих. Возраст, наверное.

Что интересно, жизнь тусовщиков нисколько не зависит от их социального статуса в повседневной жизни. Можно быть маргиналом по жизни, можно быть "золотой" молодежью, ребенком "больших" и "очень больших" родителей, учиться в престижном ВУЗе, жить в центре столицы или где-то в районе Рублевского шоссе, одеваться только в эксклюзивные шмотки и отдыхать только в очень закрытых и очень дорогих заведениях. Но, как это ни странно, внутри тусовки эти различия снимаются и жизнь "мажоров" протекает примерно так же, как и жизнь маргиналов: те же пьянки, тот же беспорядочный секс, то же равнодушие ко всему, что их на прямую не касается. Отличие состоит лишь в том, что у "мажоров" нет проблем с деньгами и, как правило, с будущей карьерой. Впрочем, от этого они делаются только еще циничнее.

Естественно, не всех людей от 19 и выше можно распределить по каким-то тусовкам и неформальным объединениям. Есть и просто обычные мальчики и девочки, которые могут учиться, а могут и не учиться, могут работать где-то, если им нужны деньги, а могут не работать и жить на родительские сбережения, могут думать о чем-то, а могут и нет, могут быть с кем-то, а могут и не. Такие люди были, есть и будут всегда. Они проживают свою жизнь так же, как и тысячи тысяч людей до них с точностью до сотых секунды, даже не подозревая о том, что у них могла бы быть своя собственная судьба.

Парадокс же заключается в том, что эти "обычные" мальчики и девочки по сути ничем не отличаются от завсегдатаев модных заведений. Или почти ничем, если не считать за нечто серьезное дреды, татуировки и пирсинг. Потому что независимо от социального положения, уровня образования, материального достатка, принадлежности или непринадлежности к какой-то группировке молодой человек поколения NEXT абсолютно индифферентен по отношению ко всему, что его окружает.

NEXT на самом деле не предлагает никакой альтернативы существующему порядку вещей. Всем нравится закусывать водку поп-корном и смотреть MTV. Быть неформальным и самостоятельным лишь в той степени, в какой это позволено модой. У IFK, самой популяризованной альтернативной команды в России, есть песня "Нам важно все". Все бы хорошо, да только произведение это на самом-то деле - абсолютная калька с композиции американской группы Faith No More "We care a lot" - наши "радикалы" сами такого не сочинили бы никогда. Им не то чтобы способностей не хватает, а просто по большому счету их мало что интересует, кроме целости и сохранности собственной задницы. Современная российская молодежь не борется за свои права, а попросту забивает на них, равно как и на обязанности. Политика нам по барабану, о состоянии современной культуры мы судим по вечеринкам в ночных клубах, даже движения "зеленых" у нас как такового нет. Тусовка - это живая пустота. В массе наших разноплановых лиц бесследно растворена индивидуальность нео-декадансной эпохи нулевых годов...

И только пьяные стайки "девочек с плейером" шатаются по улицам ночной Москвы, пугая случайных прохожих бессвязными речами про какие-то пять рублей на давно закрытое метро...

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: