На главную страницу        >>>
  

 

 

Наше право на лево

Комментарии Версия для печати
Я гражданин государства "Макдональдс". Каждый день достаю из широких штанин заветный документ с золотой буквой М во всю ширину красной книжечки. С ним меня пустят куда угодно, кроме Непала с Тибетом, где с кремниевыми ружьями наперевес засядут последние антиглобалисты. Но мы их все равно зальем Кока-колой по самое нехочу.




Куда бежать от светлого будущего?

- Тут не в наркотиках дело, - сказал Володин. - Тут бабки гораздо круче замазаны. Ведь если ты к вечному кайфу прорвешься, ни тачка тебе нужна не будет, ни бензин, ни реклама, ни порнуха, ни новости. И другим тоже. Что тогда будет?
- Пи.да всему придет, - сказал Шурик и огляделся по сторонам. Всей культуре и цивилизации. Понятное дело.
В. Пелевин. "Чапаев и пустота".


Трудно сказать, когда именно западная цивилизация решила, что она самая крутая. Зато красной краской в историю вписаны даты, когда ей удавалось убедить в этом других. Один за другим покоренные народы складывали свои флагштоки у стен Капитолия. Запад стремился по-своему переустроить землю. Чтобы куда ни пойдешь - всюду был запад. А востока и юга с севером чтобы не было. Недаром Александр Невский, приглашая татаро-монгол на Русь, говорил: вам, мол, только деньги нужны, а поганые крестоносцы еще и на душу нашу бессмертную претендуют... Окажись чуть прочнее лед Чудского озера, были бы мы католиками и ходили к мессе. А теперь извините. Либеральная мечта о своем месте в единой Европе ржавеет на дне. Аминь.

В то время как европейцы самоутверждались на западе и примыкаюших к нему территориях, на востоке крепла Срединная Империя. Умные китайцы избрали весьма оригинальный способ расширения сферы своего влияния: поскольку им было лень куда-то идти и кого-то покорять, они позволяли другим завоевать себя, а потом ассимилировали сильную, но глупую варварскую культуру. В то время как Европа походила на пчелиный улей, стремящийся оплодотворить своими ценностями все вокруг себя, Китай напоминал паука, затаившегося в ожидании добычи. Восток и Запад мчались друг на друга по улице с односторонним движением. Когда-то они должны были встретиться.

К тому времени, как они столкнулись - к середине девятнадцатого века - оказалось, что Запад прикатил на крутом джипе с мигалкой, а Восток - на потрепанном запорожце со следами былого величия. Восток натурально поставили на большие бабки и объявили кругом виноватым. Проиграв две опиумные войны в середине XIX века (европейцы выращивали опиум в Индии, а потом продавали китайцам; когда китайцы окончательно скурились и власти попытались запретить торговлю, началась война), Китай попал в полосу жесточайшего системного кризиса. Забавно, что в двадцатом веке роль опиума стала играть жидкость с говорящим названием Кока-кола. Именно она для многих - символ нового мирового порядка. Попробуй запрети ее продажу в какой-нибудь стране третьего мира - весь американский военно-морской флот немедленно встанет на защиту родной пластиковой бутылки.

Демократию приказали выбирать на безальтернативной основе. Конец истории был официально провозглашен Френсисом Фукуямой, одним из главных американских политологов конца 80-х - начала 90-х. Казалось, что история закончилась, началась либеральная сказка на ночь. Но не тут-то было. Из под завалов традиционных обществ вновь послышались очереди глиняного пулемета.


Хайвэй модернизации - пять полос в каждом направлении


В середине 20 века умные дяди придумали три теории модернизации. Теория конвергенции предполагала постепенное и неизбежное трансформирование недоразвитых обществ в общества западного типа. Теория зависимости говорила о том, что отсталость слаборазвитых стран вызвана в первую очередь их зависимостью от импорта из Европы и США. Теория мировой системы утверждала, что существование стран третьего мира и развитых стран - объективная историческая необходимость. Иными словами, не будь первых, не было бы и вторых.

Сегодня некоторые еще более умные дяди в мантиях утверждают, что модернизация - это любой процесс, повышающий степень защищенности общества. Можно ехать в любую сторону, главное сохранить свое транспортное средство. Скажем, вечные студенты талибы на наших южных рубежах вот уже несколько лет ведут Афганистан в направлении, прямо противоположном магистральной линии развития человечества. Ну и что, кому какое дело? Наивно думать, что Афганистан готов к либеральной демократии и свободе слова. Вполне вероятно, что только тот тип общества, который строит Талибан, может спасти Афганистан от хаоса гражданской войны. Через десять лет эта страна вполне способна превратиться во вторую Саудовскую Аравию, только вместо нефти ее процветание будет основано на наркоторговле. Еще один забавный исторический парадокс: Восток отдает опиумные долги Западу.

Демократия - это палка в руках Америки. О двух концах. Сначала ею грозно размахивают у какого-нибудь развивающегося носа, а потом другим концом втыкают в землю, надеясь на благоприятный климат. Между тем, на этих палках очень часто вырастают на редкость диковинные фрукты. Вот уже около десяти лет, как в китайских деревнях проходят свободные выборы. Типа, крестьяне сами выбирают себе начальников. Но китайская деревня - это вам не фермерский хутор где-нибудь в Аризоне. Здесь живет 50 человек с фамилией Ли, и по 20 с фамилиями Чэнь и Фан. Так вот, главным в деревне всегда будет Ли. И заместителем главного тоже будет Ли. И седьмым подползающим под главным. И так пока все Ли не кончатся. На выборах крестьянин всегда голосует за представителя своего клана. Всегда. В Китае полным ходом идет становление родо-племенной демократии. Чудесный политический постмодернизм в стране победившего конфуцианства.

Итак, модернизация суть модульная субстанция. Движение в чистом виде. И нету прямого пути к счастью. На Востоке прямыми путями ходит только всякая нечисть. Знаете, как устроен традиционный китайский дом? Ворота, а сразу за ними - стена духов. Чтобы всякая враждебная потусторонность лбы себе поразбивала. А Запад по другому передвигаться не умеет. Маневрам не обучен. Что Библия говорит приличному человеку? "Сын дьявола, перестанешь ли ты совращать с прямых путей господних?" "Ходящие прямым путем будут покоится на ложах своих". "И повел он их прямым путем, чтобы шли они к населенному городу". Таран глобализации, бьющий в стену с девятью драконами.


Матрешка глобализации. Внучка за жучку

- А я умею, - засмеялась Нюра и, сделав озорное лицо, быстро по-чертятьему залопотала, - коммунизма, капитализма, фашизма, идеализма, катаклизма...
- Клизма! Клизма! - закричал Чонкин в восторге от того, что и ему вспомнилось бесовское слово.

В. Войнович. "Новые приключения солдата Чонкина".

Обычно в феномене глобализации выделяют два основных аспекта: экономический и культурный. Экономическая глобализация означает абсолютную власть капитала над географией. Деньги косяками плывут туда, где им лучше, легко обходя сети глупых рыбаков из министерства экономики.

Культурная глобализация приводит к доминированию одного типа культуры (конечно, американского) в мировых масштабах. В 80-ых появился даже другой термин - "кокаколонизация". Fast food, fast culture. Культура быстрого питания, понимаешь. Ожирение, язва, остеохондроз, холестерин. Наиболее испуганные жизнью антиглобалисты начинают говорить об одинаковых городах будущего, о том, что, включив телевизор в Мексике и Австралии, сразу и не поймешь, где ты - настолько все одинаково.

Гуру американской политологии Хантингон по этому поводу придумал другое смешное слово - титтитейнмент. От tits и entertainment, соответственно. Это то, чем придется заниматься 80 процентам населения, когда первые 20 доведут производительность труда до такой нечеловеческой степени, что смогут сами себя обеспечить.

Народы земли требуют справедливости. Лидер чилийских сапатистов Субкоманданте Маркес, например, утверждает, что четвертая мировая война уже практически началась. Война бедных с богатыми. Троцкий в гробу наверное уже весь извертелся от удовольствия. Увы, ресурс нашей планете ограничен. И богатые очень боятся. Что отнимут. Что придут и дадут по потребности. Так ведь всю возможность могут к чертям собачьим отбить. Поэтому жесткий визовый режим и квоты для цветных, бедных и больных спидом. Популяция здоровых и обеспеченных борется за свою чистоту. Похвально.

Но это только на уровне гамбургера и булыжника все просто и понятно. На самом деле, культурная глобализация строится по принципу русской народной сказки про репку. Дедка - бабку, бабка - внучку, внучка - жучку и далее по нисходящей. Европа кричит о засилье американской культуры, китайцы орут о наступлении западной цивилизации, тибетцы говорят о китайской экспансии. Тайвань недоволен доминированием японской культуры. Украинцы в темпе избавляются от русского духовного наследия.

Победит тот, кто сделает своей модернизации и культурной идентичности наилучший PR. Вот талибы недавно уничтожили на корню буддийские статуи. Сразу видно, люди там у них в отделе PR и рекламы сидят серьезные. Государства и национальные движения вынуждены строить свою деятельность, как крупные транснациональные корпорации. Пропаганда уступила место рекламе. Радетели традиционных ценностей вынуждены бороться не только с идеологическими оппонентами, но и с мультипликационными персонажами. Причем, последние гораздо опаснее. Потому что в мультфильме сегодня жить куда приятнее, чем в Караганде.

* * *
Город Энск на Средне-русской возвышенности. По раздолбанной дороге катит чудовищного вида грузовик в клубах черного дыма. Возле помойки бродят собаки. Над всем этим, повинуясь легкому дуновению ветра, летит веселый матерок продавщицы придорожного магазина. Судя по запаху, где-то рядом пьют, причем сильно. На лугу пасутся коровы, с трудом шевеля уставшими языками. Вдоль дороги стоят мужики и бабы с серьезными лицами. Автобусная остановка из красного кирпича с выбитыми стеклами. Россия. Двадцать первый век. В ожидании глобализации.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: