i=638
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Рай, воспетый арабами

Комментарии Версия для печати
"Это обжигает словно средиземноморское солнце. Это имеет вкус чая с мятой и с флердоранжем", - пишут об исполнителях песен в стиле RAI французские журналы. Трудно даже сказать, кого больше переполняет гордость - алжирцев, сумевших завоевать сердце европейцев, или французов, открывших новый музыкальный стиль, ставший популярным во всем мире.

По потенциалу это музыкальное направление можно сравнить с джазом или танго. Молодежь востока принесла на запад новый стиль, сочетающий в себе рок-н-ролл, национальные мотивы Алжира, фламенко, регги и рэп.

В музыке RAI уживаются невероятные сочетания: трагизм с фарсом, национальные истоки и современные компьютерные обработки, юмор и мусульманское пуританство. Это песни о легкомысленных девчонках, о муках любви, о войне и ненависти, здесь перемешаны секс и страх, насилие и жестокость, строгие законы востока и западный снобизм.

"Не все новое приходит с Запада", - говорят французы, считающие себя крестниками RAI. Позволив в 1986 году на фестивале Бобиньи выступить никому в то время неизвестным музыкантам из Алжира, они не ожидали, что те сразу же займут далеко не последние места в хит-парадах французских радиостанций. Такой взлет музыкальные критики тех лет пробовали объяснить политическими баталиями вокруг арабского вопроса - переполненные выходцами из бывших колоний пригороды Парижа и Марселя пугали французов, пытавшихся найти точку соприкосновения с "детьми Востока". Арабские музыканты, внезапно впорхнувшие в дышащее злобой и нетерпимостью общество, были как нельзя кстати.

Но сами музыканты не преследовали никаких политических целей. У них было лишь желание донести историю своего народа, рассказать о своих корнях и обычаях. Не даром RAI переводится как "воззрение". А еще они обладали прекрасным чувством юмора, ориентировались в европейской и американской музыке, но у себя на родине реализовать свои таланты не могли - их ограничивали запреты мусульманского государства.

Вообще трудно определить, когда возник RAI. Если европейцы открыли его в 80-х, то у себя на родине он появился задолго до этого времени. Еще в начале 20-х годов впервые заговорили о музыке, "адаптированной под новую эпоху". Долгое время в Алжире она считалась вульгарной, ее запрещали играть в общественных местах и преследовали тех, кто слушал ее в кругу семьи. Тогда тексты рай выглядели как пародии на берберскую поэзию, андалузские и сахарские песни, только с более откровенными текстами.

В начале 80-х Франция с восторгом приняла первого исполнителя RAI - Каледа. Выходец из пригорода Орана (Алжир), города, традиционно считающегося родиной этого музыкального направления, в юности он обожал Элвиса Пресли и Джони Холлидея, потом заболел регги и Бобом Марли, оставаясь при этом неравнодушным к национальной египетской музыке. В мусульманской стране результатом этого смешения жанров могла стать только карьера свадебного музыканта, особенно если принимать во внимание тот факт, что излюбленные темы Каледа - девушки и алкоголь - шли вразрез с алжирскими законами.

Чуть позже Франция узнала еще одного исполнителя RAI - Шеба Мамми, который решил покорить своими песнями и Америку, выпустив там альбом LET ME RAI, в композициях с которого слились воедино различные формы традиционной алжирской поэзии, рок, рэп и, даже регги и фламенко. Именно в это время и начинают появляться такие вемирно известные исполнители RAI, как Faudel, Rachid Taha, Cheb Hansi, чуть позже группа Seba. Постепенно они становятся своеобразными символами французской культуры.

Одной из составляющих успеха RAI стала музыка к фильмам. В "1,2,3 солнца" Бертрана Блие звучит музыка Каледа, в "100% Arabika" Махмуда Земмури - Мамми. Причем в "100% Arabika" RAI стал не только музыкальным фоном, но и своеобразным символом пригородных кварталов, населенных арабами и африканцами. Калед и Мами выступили и как актеры - символы разных культур и национальностей. Главная тема - насилие, культурное и нравственное - преподносится через призму ненавязчивого юмора и новой арабо-европейской музыки. В конце 90-х (фильм вышел на экраны Франции в 1997) "100% Arabika" стал своеобразным символом нового поколения французских алжирцев. Песни, написанные к "1, 2, 3 солнца" вошли в большую концертную программу, с которой Калед, Рашид Таха и Фодель выступали по всей стране. Она стала своеобразной визитной карточкой RAI - 13 разных по стилям, инструментальному оформлению, исполненные на арабском и французском языках, песен, среди которых и известная всему миру "Аиша".

Впоследствии Мамми совместно с Энрико Масиас создал группу KOUM TARA, привнеся в свою музыку еще и иудейские ритмы. Изначально привлекавшая публику не только оригинальностью и мелодичностью, но еще и тем, что служила своего рода медиатором между европейским и неевропейским населением, RAI стала еще и связующим звеном между арабами и евреями. Что же касается Каледа, то амбиций у него поменьше. Прошлым летом он выпустил новый альбом, сделав ремиксы своих старых песен.

С каждым годом число исполнителей RAI увеличивается. Они становятся новым феноменом французской культуры, как трудные дети, которых все-таки удалось перевоспитать, а теперь их выставляют напоказ. Интервью с ними публикуют глянцевые журналы и транслируют главные телеканалы. Их постепенно начинают узнавать во всем мире - новый хит Стинга был сделан совместно с Шебом Мамми. Кто знает, возможно, через короткое время имя Каледа станет таким же популярным, как и имя Боба Марли, а RAI встанет в один ряд с джазом и регги.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: