На главную страницу        >>>
  

 

 

Мутации и мутанты

Комментарии Версия для печати
Вряд ли чешский монах Грегор Мендель, 150 лет назад сформулировавший канонические законы генетики, мог предположить, как "благодарные потомки" употребят его труды. Бурное развитие генетики, начавшееся во второй половине ХХ века, открыло перед человечеством такие перспективы, что у тех, кто способен их оценить, просто перехватывает дыхание.



Дело в том, что современные генные технологии позволяют нам конструировать живые организмы, доселе в природе не существовавшие. И все мы - свидетели этого небывалого эксперимента, точнее, его первой стадии - опытов над растениями. Если ты, дорогой читатель, в этом месте презрительно хмыкнул, то напрягись и вспомни - неужели тебе еще не доводилось слышать термин "генетически модифицированная еда"? А теперь подумай - готов ли ты впустить ее в себя?

Возможности и перспективы

Пока ты читаешь эти строки, на полях и в оранжереях США, Канады, Австралии, Аргентины и еще доброй дюжины стран зреют и наливаются соками миллионы тонн генетически измененных бобов, маиса, томатов, кукурузы, сои и прочих культур. Внешне они ничем не отличаются от нормальных растений - внешне они даже лучше. Колорадский жук, откушав генетически измененной картошки, умирает практически сразу. Он просто не может переварить то, что съел, - его пищеварительная система дает фатальный для паразита сбой. А значит, такой картофель не требуется обрабатывать инсектицидами, пестицидами и прочей химической дрянью. Помидоры, в ДНК которых встроен ген североамериканской донной рыбы, никогда не потеряют свежесть и упругость - об этом позаботятся рыбкины молекулы, и фермер может забыть о потерях при транспортировке таких томатов. Не правда ли, прекрасная картина? Все как в сказке - эффективность сельского хозяйства, этой "черной дыры" бюджета любой, даже самой развитой, страны, возрастет в десятки раз. Еды станет так много, что ею можно будет накормить всех голодных. Химикаты больше не будут отравлять почву - растения сами будут убивать вредителей. Статистика подтверждает - применение генетически модифицированных с/х культур (далее - ГМ-культуры) только в 2000 году сократило потребление гербицидов на 23 тысячи тонн. Превосходные характеристики растений-мутантов позволяют значительно сократить затраты на сбор, транспортировку и переработку их плодов, как следствие - снизить уровень промышленных выбросов в атмосферу, уменьшить потребление энергии и совершить массу других, не менее полезных, мероприятий. Как утверждают "сторонники прогресса", ГМ-пшеница, устойчивая к засухе благодаря гену верблюжьей колючки, без проблем даст урожай даже в Сахаре, избавив таким образом Африку от ее векового проклятия по имени "голод". А медицинский аспект применения ГМ-растений? Уже существует картофель, содержащий ген иммунитета к гепатиту С, смертельной болезни, которой болеют миллионы людей во всем мире, ведутся эксперименты по созданию "антираковых" яблок, "противопростатитных" томатов и даже кукурузы, поедание которой излечит от такой непростой болезни, как герпес. Так и хочется воскликнуть: "Вот оно, светлое будущее! Человек действительно венец творения и царь природы!"

Но так ли безоблачно наше ГМ-будущее? Самое время выслушать аргументы тех, кого оно не устраивает.

Другие возможности

Для начала немного обычной экономической статистики: рынок еды в США в 2002 году оценивался в 800 млрд долларов, из которых на долю ГМ-продукции пришлось 20 млрд. 32% всей американской кукурузы, 75 - сои, 34 - зерновых и 19% картофеля (а это основные продукты американского сельского хозяйства) имеют генетически измененную структуру. 90% местных фермеров предпочитают "новые" семена - с ними меньше мороки, они дают бОльший урожай и вообще удобнее, хоть и дороже обычных. На первый взгляд, ничего страшного... Но как оценить следующие факты - 85% рынка ГМ-культур находятся в руках 3 мегакорпораций из США - Дюпон, Монсанто и Дау Кемикл, которые потратили на разработку новых и продвижение уже имеющихся сортов ГМ-растений 13 млрд долларов только в 2001 году. Когда-то они были монстрами химпрома, но теперь от прежних приоритетов нет и следа - они спешно избавляются от химических филиалов, скупая фирмы, специализирующиеся на биотехнологиях. Предпочтение отдается конторам, развивающим технологии генной инженерии. Кстати, эксперты считают, что к 2050 году (а это уже скоро) почти 100% пищевых и технических культур, используемых человеком, будут иметь вкрапления чужеродных генов. Это значит, что доходы транснациональных компаний, получивших контроль над этим рынком, вырастут до астрономических размеров. Монополия будущего закладывается уже сейчас - семена ГМ-культур не дают потомства, их надо покупать каждый год, а цены на них будут определять те, кто будет их создавать. И никто не знает - какую цифру летом 2051 года назовет председатель совета директоров Монсанто или Дау Кемикл. Но человеческий фактор - это еще полбеды. Даже самые ярые сторонники внедрения трансгенных растений не готовы ответить, какими последствиями для экологического баланса и здоровья человека может обернуться их использование. Они просто не знают ответа на этот вопрос. Его вообще никто не знает.

Однако, пользуясь все теми же законами генетики (спасибо вам, фра Мендель!), кое-какие контуры трансгенного будущего можно обозначить вполне четко. Для примера возьмем плантацию ГМ-кукурузы, в силу своих новообретенных качеств не нуждающейся в обработке препаратами против вредителей и сорняков. Несколько лет все будет отлично - высокие урожаи, хорошие прибыли, одним словом, "фермерское счастье" - на новый, трансгенный манер. Но законы Менделя никто не отменял - массовое перекрестное опыление между такой удобной ГМ-кукурузой и растениями, растущими по соседству, через 10 или 50 лет, что в принципе неважно, даст жизнь растению, не являющемуся кукурузой, но обладающему всеми ее суперкачествами - от повышенной урожайности до устойчивости к вредителям и химикатам. Когда убаюканный сладкими обещаниями факиров-генотрансформаторов фермер увидит перед собой СУПЕРСОРНЯК, будет поздно - ему придется застрелиться или начинать все с нуля.

С вредителями типа колорадского жука или клопа-черепашки будет так же: согласно законам естественного отбора из миллионов насекомых будут выживать единичные мутанты, способные противостоять силе генетических технологий человека. Их будет немного, но со временем ВСЕ популяции ВСЕХ вредителей станут УСТОЙЧИВЫМИ к генам, вмонтированным в растения для борьбы с ними, - это закон эволюции, по другому просто не бывает. Интересно - смогут ли "яйцеголовые" трудяги из корпораций сварганить противоядие? Или человеку предстоит уступить под натиском суперсорняков и мегавредителей?

Другие перспективы

Если американцы не думают (или делают вид, что не думают) о том, чем грозит экспансия растений-мутантов (в 2001 году почти 60% пищевых продуктов, продающихся в торговой сети США, включали в себя ГМ-компоненты), из-за беспечности, а жители стран третьего мира из-за бедности (практически вся продовольственная гуманитарная помощь, включая семенной фонд для посевов, идущая в слаборазвитые регионы мира - генетически модифицированна), то Старый свет пока еще пытается противостоять ГМ-экспансии. Это один из немногих примеров того, как общественные движения Европы действуют солидарно со своими правительствами. От неуступчивости одной только Франции, отказавшейся покупать трансгенный маис, американская Монсанто потеряла 20 млн долларов. В Австрии и Люксембурге возделывание ГМ-культур карается законом. 1300 английских учебных заведений просто-напросто исключили из своих меню все виды ГМ-пищи. Те из европейских фермеров, кто решается иметь дело с мутантами, спят неспокойно - уничтожение посевов трансгенных растений давно стало нормальной практикой европейских "зеленых".

Окончательно расставит точки над "i" следующий факт - если в Америке число разрешенных к продаже трансгенных культур превышает несколько сотен, то в Европе такими правами могут похвастать только... три вида растений, причем их культивирование ограничивается весьма жесткими правилами. И по сей день парламенты и правительства стран Евросоюза старательно и, надо сказать, довольно удачно, избегают любого, даже самого минимального контакта с потенциально опасными овощами, фруктами и злаками - продукция, изготовленная из ГМ-растений, подлежит обязательной маркировке, в отличие от США, и вообще, общий настрой жителей Старого света далеко не в пользу подуктов генной инженерии. Но в европейской обороне, на первый взгляд, нерушимой, всего месяц назад появилась брешь...

Если верить аксиомам географии, то Европа простирается до Урала. Но корпоративно-трансгенно-мутационно-продовольственная карта отличается от географической и больше похожа на политическую, правда, пятнадцатилетней давности. Оплотом трансгенной food-revolution стали страны Восточной Европы, в силу разных обстоятельств превратившиеся в вассалов США, и, как следствие, их корпораций. Уже сегодня площадь посевов ГМ-культур в Словакии, Польше, Чехии, Болгарии и Венгрии составляет почти 200 тысяч кв. км - поле получается чуть-чуть меньше Британских островов. Законодательно эти процессы в восточноевропейских странах не контролируются, и никто из жителей не знает, что за кукуруза или картошка лежит в их тарелках сегодня. А со вступлением ряда этих государств в ЕС растения-мутанты смогут свободно проникнуть на запад Старого континента, доселе для них недоступный. Кстати, может быть, не случаен тот факт, что причиной отсрочки вступления в ЕС Польши, Венгрии и Словении стал именно вопрос сельского хозяйства?

Но самое печальное заключается в том, что люди просто не могут спрогнозировать, какой эффект окажет употребление в пищу ГМ-продуктов на их собственный генетический аппарат. 15 лет, прошедшие с момента появления первых сортов-трансгенов, - слишком небольшой срок, чтобы мы могли оценить все последствия этого шага. А если в момент, когда обнаружится пагубность этой затеи, будет слишком поздно? Об этом просто стараются забыть.

Отечественная ситуация

Ну а что же наша многострадальная Россия? Увы, она предпочла "еду по-американски". "Это дешевле, практичнее, а после нас - хоть потоп" - такова логика российских апологетов трансгенной пищевой революции, и она незатейлива, как мычание коровы. Фактический контроль над генетической природой ввозимых в нашу страну семян и пищевых продуктов отсутствует, как, впрочем, и реально работающие в этой сфере законы. Надо сказать, что технология, разработанная сотрудниками Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН, позволяющая сделать заключение о генетической структуре ввозимых в Россию растений, существует. Проблема, как обычно, в финансах и традиционной для нашей стране юридической казуистике - ученым, создавшим уникальную методику, необходимо получить положительный отзыв о ней от нейтральных деятелей науки, но это не представляется возможным - разобраться в достоинствах и недостатках метода могут лишь его создатели. К тому же после многолетних хождений по кабинетам наши генетики выяснили, что их ноу-хау (которое, к слову, в сотни раз дешевле аналогичных западных технологий) никому в России, кроме них самих, неинтересно.

Сегодня Минздрав РФ официально разрешил употреблять в пищу 8 разновидностей ГМ-продуктов: по два сорта картофеля и сои, три - кукурузы и один - сахарной свеклы. Официально ГМ-растения в России не возделываются, но гарантий никто не дает - никто просто не знает, что за семена содержатся в мешке, присланном из США или Канады. Трансгенный картофель made in Монсанто, убивающий колорадского жука, сейчас проходит испытания на биобезопасность, и при удачном исходе этот сорт будет признан официально. Но массированная экспансия не за горами - лоббисты ГМ-культур, вроде академика Скрябина, упирая на тот факт, что почти половина урожая картофеля (Россия занимает второе место в мире по его потреблению) теряется по вине вредителей, всячески ускоряют официальное признание ГМ-культур в нашей стране. И надо констатировать, что это у них получается - Центр биотехнологий, руководимый Скрябиным и открыто финансируемый Монсанто, ведет умелую и грамотную PR-кампанию и, надо заметить, далеко небезрезультатно - в марте 2002 года, если верить социологам, 43% россиян не видели в выращивании трансгенных растений ничего дурного. Для примера упомяну, что в странах ЕС этот показатель равняется всего 7 процентам! Вот они, чудеса, которые способен сотворить грамотный пиар и массированные инвестиции...

Мне не хотелось бы выглядеть в твоих, уважаемый читатель, глазах ретроградом и консерватором. Я хочу лишь одного - чтобы люди помнили о простой закономерности, гласящей, что "всякая новая технология имеет очевидные плюсы и неизвестные минусы". Я не хочу стать героем очередной части фильма "Муха" или, подобно несчастному колорадскому жуку, помереть, отведав картофельного пюре, купленного в соседнем магазине. Я хочу жить - не более и не менее того. И не хочу, чтобы мне мешали.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: