На главную страницу        >>>
  

 

 

Нескромное обаяние отрицательного героя

Комментарии Версия для печати
Одна моя подруга-журналист иногда признается, что не любит женщин. Мы вдеваем в длинные мундштуки по коричневому Sobranie Black Russian, закуриваем, я посмеиваюсь, и сначала отрицательно качаю, а потом все же киваю головой.



Он сеял зло без наслажденья...

Да за что нас вообще любить, женщин? Вечно озабоченных бытом потребительниц, запрограммированных на продолжение рода любой ценой, включая прибавочную стоимость? Нет, давайте лучше любить - мужчин. Особенно в конце зимы, когда они ослаблены февральской полутенью, морозами и оттепелями. Когда ты со всей неизбежностью понимаешь, что тебе с твоей черной ведьминской душой не нужны положительные герои. Даже даром. Даже задорого. Вообще. Совсем. Пусть они ходят по другой стороне улицы - нам с ними не по пути.

Зачем вы, девочки, мерзавцев любите?

Непокорный русый чуб и чистые глаза, обезоруживающая улыбка и сильная мужская рука, широкое плечо и сумка с продуктами, спорт по выходным и душ по утрам, открытая душа и ответственность за общих детенышей, мужественное немногословие и суровая правдивость, - все эти упоительные качества, распрямляющие мужчину и устремляющие его ввысь из века привлекали самок рода человеческого, озабоченных более всего проблемами защиты семьи и надежностью. Однако именно тут мы почему-то встречаемся с одним гаденьким "но", мешающим некоторым правильным самкам искать и находить для себя правильных самцов.

И дело не в том, что отрицательный герой не располагает сильной мужской рукой или, скажем, не умеет играть в теннис, дело в том, что это его не колышет. Не интересует. Не втыкает. Колышут его, этого демона, а вернее, даймона нежной женской души совершенно иные вещи. Лежащие в другой плоскости от создания крепкой ячейки доброго бюргерского общества.

...инкуба, который сверху

В наши дни, когда любой первоклассник знает все о пользе секса, трудно себе представить, что существовали времена, когда женщине не было положено получать от физической стороны супружеской верности какое-либо удовольствие. "Настоящая леди не двигается". Почему это, спрашивается? Потому что ей - неприятно. Вот для разрешения этого печального казуса и была еще в далекие средние века придумана пара сексуальных демонов - суккуб и инкуб. Слог "инк" означает над, сверху, тогда как "сук", соответственно, - внизу, под. Времена были темные, непросвещенные, поэтому над чаще всего оказывался мужчина, а под - женщина. При этом если демон-суккуб исполняла эротические фантазии мужчины и осуждалась, но все же совершала скорее приятные для мужчины действия, чем наоборот, то инкуб был однозначным гадом и насильником. По моему глубочайшему убеждению, из инкуба и инкубовдохновленного архетипа и выросли все те неотразимые паршивцы, к которым в равной мере тянет, и от которых, по идее, надо бежать, пока коленки еще не окончательно подогнулись. Ибо...

...зашкаливающая отрицательная харизма

может быть не менее неотразимой, чем положительная. Отрицательная харизма отнюдь не убирает в минус мужские достоинства, как можно было бы подумать, трактуя слово "харизма" аналогично популярному народному словечку "гондурас". Харизма как понятие возникла из религиозной концепции. В Библии этим словом обозначалась мудрость, знания, паранормальные способности. Харизма виделась даром, получаемым некоторыми людьми прямо от Бога. По-гречески это слово означает дар очаровывать; корень у слов "очарование" и "харизма" один. Однако чем дальше, тем чаще мы встречаемся в литературе, кино, да и в жизни с обольстительными злодеями, вызывающими не только созерцательное восхищение, переходящее в слабость в коленках. Падшие ангелы всех расцветок и размеров оперения больше говорят нежной женской душе, чем ангелы непадшие, с дудкой и пальмовой ветвью, без первичных и вторичных половых признаков. Копытоногий лорд Байрон, положивший начало субкультуре готических фантазий и породивший в своем кругу волну литературы о вампирах, сшитых из частей франкенштейновых биороботах, темных коридорах и таинственных подземельях, в которых творилось черт знает что и даже больше того, запомнился потомкам, в общем, не как светлый принц на белом коне. Хотя и погиб в Греции за правое дело и, в общем, прославлен в веках как романтик и личность пассионарная. Все дело в том, что пассионарность редко идет от желания осветить и обогреть. Чаще ее движок - желание подмять и завоевать. А подобное желание, направленное на тебя, донельзя харизматично.

Найдено в Сети: Сердца трех, или Любовный треугольник

Просто Женщина просит совета:
Ситуация такова: есть Женщина и двое мужчин, - Положительный герой и Отрицательный герой. Когда-то Женщина сильно и безнадежно любила Отрицательного, родила от него ребенка, но он исчез во время беременности. Женщина долго не могла встретить мужчину, не потому, что было мало предложений, а потому, что все проигрывали по сравнению с Отрицательным. Наконец, Женщина встретила Положительного и встречается с ним до сих пор. Положительный не вызывает у нее таких чувств, как Отрицательный, но с ним хорошо и спокойно. И тут снова возник Отрицательный, и Женщина опять с ним встретилась. За то время, что Женщина не виделась с Отрицательным, любовь ее прошла. За то время, что Женщина встречалась с Положительным, он стал еще более положительным. В настоящее время Отрицательный внес сумятицу в душу Женщины, и она снова стала скучать по нему. Немного о намерениях всех троих: Отрицательный скорее несерьезен и не очень хорошо относится и к Женщине и к ребенку, Положительный к Женщине и к ребенку относится хорошо, сама Женщина не знает, нужно ли ей постоянное присутствие мужчины в доме, или лучше просто встречаться. Немного о Женщине: она не глупа и не строит иллюзий, выбор ее разума - это Положительный герой, все остальные части тела не могут без Отрицательного. С одним у Женщины психологическая, с другим физическая совместимость. Один скорее унизит, другой скорее возвысит.

Что делать? - спрашивает просто Женщина. А что же тут поделаешь, отвечает ей Дорогая Редакция в моем лице. Ничего. Влечение к Отрицательному прошло проверку временем и честными попытками пожить с Положительным. Это уже диагноз. Надо идти замуж за Положительного и продолжать любить не своего Отрицательного всеми теми частями тела (да и не только тела, подозреваю), которые без него не могут. Довольно типичная ситуация, надо заметить. Потому что...

...обаятельные сволочи

смотрят на нас даже со страниц классических романов. Ну ладно, Печорин. Вот уж мерзавец, каких мало. Бэлу загубил, княжне Мери свернул мозги, а нужно ли это ему было? Да нет, не то чтобы очень. Не больше, чем какого-нибудь нового жеребца объездить. Хорош ли Печорин? Да неотразим! А вот возьмем еще какого-нибудь, скажем, графа (хотя на самом деле - князя) Дракулу. Нет, не исторического, о нем разговор особый. Брэмстокеровского хотя бы. Получает он, кровопиец, в конце, конечно, по заслугам. Но почему же на протяжении романа так вьются за ним еще не укушенные и не обчесноченные младые девы?.. Что за месмеризм, что за животный магнетизм, ведь он ничего не дает взамен, только пьет твою кровь? Ах, пардон. В процессе хорошо? Но ведь - кровь пьет. Но все же слишком хорошо в процессе? Что ж, запишем как объяснение. Хорош ли Дракула? Не то слово. И Дракула хорош (не только книжный, но и киношный), от Бэлы Лугоши до Гэри Олдмена, и противостоящий ему писчий или лоер Джонатан Харкер почти никаков, пока не начинает бороться с вампирами правильными средствами, роднящими его с самим источником зла. Дракула вошел в культ и в культуру, писчий-лоер - нет. Ну хорошо. Вернемся опять к родной классике. Хорош ли Евгений Онегин? "Хорош, ох, хорош!" - закричим мы. Хорош, гад. Да чем? Пока не шарахнуло его замужеством блистающей на брегах Невы Татьяны Лариной, делающим ее недоступной, никчемный ведь был человек. Проезжал по женским сердцам паровым катком, наивного Володю Ленского порешил из-за пустяка, не жил - исследовал. Кто же герой? Добрый Ленский, положительный Гремин? Нет. Гад Онегин. Ну и, конечно же, любой школьник напишет выпускное сочинение о Воланде, хотя, казалось, бы, более отрицательного героя еще не придумали. Вся библейская традиция учит - не смотри в тень, увидишь чудовищ. Нобелевский лауреат Иосиф Бродский обижался на Булгакова за поэтизацию темных сил и заигрывание с сатаной. И все же - кому он нужен, этот печальный Мастер? Ведьме Маргарите? Ответ неправильный. Никому. Маргарите тоже нужен Воланд, только вот Маргарита Воланду не нужна. Получается печальный жизненный сухой остаток - мы не заслужили счастье, мы заслужили - покой. А мессир Woland предпочитает Рим, ведь у него - ...

...другие интересы

Не хочется сводить проблему к тому, что Василий Палыч Аксенов назвал некогда "типичным русским духовным садомазохизмом". Мне глубоко претит умение наслаждаться несчастьями, скандалами, нытьем и вечным состоянием "плохо". Речь не о них. В женском стремлении к неотразимым мерзавцам я вижу эскапистское стремление убежать от рутины, от типичности, от квартирки-машинки-детишек. Ненормальная женщина, которую мы сегодня исследуем, не хочет, чтобы ее любили ради нее самой. Она хочет, чтобы ее любили эгоистично - ради себя, чтобы ее не добивались, а покоряли, чтобы у нее не стояли под окном с мимозами, а прикончили одним метким, внимательным, но и в чем-то небрежным взглядом. Она должна знать, что после этого ее герой пойдет дальше, что у него другие интересы, что он не семейное существо, что детей он делает из любви к процессу, а не потому что умеет и хочет вить гнезда. Ничего этого женщины обычно о себе не знают, метаний своих не осознают, в спутники жизни стараются выбрать несунов, а если встречаются с мерзавцами, то с мерзавцами бытового плана - алкоголиками, инфантильными невротиками, вульгарными самовлюбленными эгоманьяками, крохоборами. Все это слишком широко распространено, чтобы быть интересным.

Вот и бродит неприкаянная женская душа в поисках своего утраченного демона.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: