i=883
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Как выжить, когда выживают соседи

Комментарии Версия для печати
Соседское соглядатайство - отвратительное и, к огромному сожалению, узаконенное явление, популярное почти во всех странах мира.



Первый раз я столкнулся с ним в Британии. Там эта гадость происходит практически так же, как в нашей родной стране - за одним лишь исключением. Власти туманного Альбиона предупреждают о ней при помощи огромных щитов, которые развешивают в тех районах, где она практикуется - так, что ты сразу понимаешь, куда попал, и не ждешь милостей от природы. У нас все, естественно, куда запущенней - ты въезжаешь в новый дом, в милую серую коробку, которая ничем не отличается от всех остальных бараков, и лишь спустя какое-то время понимаешь, что каждый твой шаг берется на карандаш и передается по инстанциям.

Вмешательство соседей в твою privacy выгодно государству - оно избавляется от определенного процента работы (и так напряженной) по пресечению правонарушений и незаконной деятельности. В самом деле, стоит тебе переустроить уютную квартирку в притон, подпольное казино или цех по производству паленой водки - сознательный сосед по лестничной клетке тут же просигнализирует куда надо, и одним незаконным предприятием в стране станет меньше. Только что делать бедному соседу, если ты не стал превращать свои тридцать три квадратных ни в бордель, ни в винно-водочный завод? Правильно - искать за тобой иные огрехи. Зашкаливающая музыка, подозрительно много нетрезвых посетителей, даже - внимание! - курение сигарет на своей собственной кухне (если бы я лично не сталкивался с этим, я бы считал это одной из самых глупых фантазий, слышанных мною за последние двадцать лет).

Многие - особенно те, кто родился чуть позже последней волны социалистическо-коллективистского бума - недооценивают соседей. Считают, что каждый сам по себе и никому нет дела до того, чем они занимаются за закрытыми дверями. Но будь уверен: если ты живешь в доме с толстыми стенами и ладишь со всеми остальными его обитателями (играешь с ними в домино во дворике, куришь на лестничной клетке, помогаешь достать запчасть для ржавого "Москвича"), это не значит, что такая же идиллия повторится, если ты дозреешь до самостоятельной жизни и решишь переехать на новое место.

Потому что - вдруг? - этажом выше тебя будет жить некая бабушка Валя, ветеран всех войн и почетный осведомитель органов госбезопасности. Которая любила поточить лясы с твоей хозяйкой бабой Клавой, а теперь вот - под давлением обстоятельств - баба Клава вынуждена переехать к внуку и сдать квартиру тебе. Злость бабы Вали на обстоятельства (которым не причинишь никакого вреда в силу их нематериальности) автоматически перекидывается на квартиросъемщика. Поэтому она может посвятить все свободное время борьбе с тобой, и, поверь: она способна отравить тебе жизнь похлеще, чем цианистый калий.

Во-первых, в тот самый момент, когда ты отойдешь в объятия Морфея, чтобы проснуться бодрячком перед трудовым будним днем, в твою дверь начнут раздаваться настойчивые звонки. Это будет, разумеется, родная милиция, которая по вызову от 23.00 обычно приезжает не раньше, чем к половине четвертого (ввиду неимоверной загруженности, естественно) - в это время веселая компания, даже если она имелась в наличии, обычно уже спит либо у тебя на полу, либо в своих собственных норах. Сначала менты будут относиться к тебе подозрительно, но спустя несколько ложных вызовов начнут улыбаться и - иногда - здороваться за руку. Они будут забывать вытирать ноги, вламываться к тебе в свежевымытый коридор и говорить: "Что, братан, опять бабка сверху нап*****а? Ну извини, это наша работа, понимаешь... Обязаны явиться по вызову. Извини, пока". В отличие от тебя, им всегда плевать на время суток, потому что они на дежурстве.

Во-вторых, тебе будут звонить из районной управы, находящейся где-нибудь в Бибиреве, и настойчивым тоном просить явиться для дачи комментариев по поводу заявления, подписанного председателем домкома Швондером и еще двадцатью разгневанными жильцами. Такие звонки удивляют как минимум втройне: а) оказывается, еще существуют районные управы, б) оказывается, председатели домкомов (управдомы, домоуправы и прочие однокоренные) существуют не только у Булгакова и в "Бриллиантовой руке" и в) оказывается, ты мешаешь жить людям, о существовании которых даже не догадываешься. Объясняется это просто: на пару десятков простых трудяг, плывущих по течению и живущих вскользь, находится одна бабушка Валя. Которая ходит по их квартирам и просит поставить подпись под неким документом. Трудяги ставят росчерк не глядя: они живут здесь уже давно и знают, что с бабушкой Валей лучше не связываться.

Управдом и сам будет звонить тебе и уставшим голосом говорить, что его тоже достала мерзкая бабка и что на второй срок он ни за что не останется на этой опостылевшей должности, но вот пока...

Тебе, наверное, кажется, что все это бытовые мелочи, омерзительная социалка, недостойная внимания развитой личности, которая витает выше. Но они-то как раз-таки и способны опустить тебя с небес в самую что ни на есть приземленную грязь, в которой ползают пресмыкающимися и воют волками. Так что если хочешь сохранить высоту полета, лучше сразу оградить себя от посягательств ветеранов. Пусть тебе придется немного побыть обывателем - зато потом тебя оставят в покое, и взлетай себе, сколько хочешь.

Можно, конечно, бить соседям окна, замазывать их замочные скважины эпоксидкой или холодной сваркой, но это действо чревато: оно затягивает, и ты сам можешь не заметить, как станешь таким же ментальным пенсионером, как и атакуемые соседи. Лучше вести себя более официально и сначала, как водится, четко уяснить себе свои права.

Ты имеешь право: слушать музыку и созывать шумные компании до 23.00, курить в своей квартире там, где считаешь нужным, включать пылесос и электродрель (опять-таки строго до 23.00), не открывать дверь ментам, если у последних нет ордера на обыск или твой арест (это действует только в тех случаях, когда ты живешь по месту прописки: при всех остальных раскладах ты обязан открыть дверь и объяснить причину своего нахождения в данной точке пространства).

Ты не имеешь права: издавать любой проникающий сквозь стены шум после официально установленного отбоя (все те же 23), мыть или чинить машину во дворе (не удивляйся - это одно из последних экологических нововведений), посылать Швондера, сотрудников районной управы и иже с ними (оскорбление личности), угрожать надоевшей бабке физическим насилием на лестничной клетке (кто-нибудь наверняка услышит и потом напросится в свидетели) и замазывать ее замочную скважину холодной сваркой (хулиганство).

Если ты не делаешь ничего из перечисленного в последнем абзаце, а звонки и ночные визиты не прекращаются - значит, пора брать дело в свои руки. Для начала сходи на прием к участковому. Отложи в сторону врожденную (или приобретенную) неприязнь к ментам и прочие навязки: по относительной шкале человеческой ценности ментов участковые - обычно верхние строчки рейтинга. На участки сажают обычно самых безобидных - тех, кто не способен стрелять в бандитов или бить в обезьяннике алкаша, задержанного за распитие.

Поговори с дядей в погонах и объясни ему ситуацию - хотя, если он уже бывал в твоей квартире, он наверняка и сам все знает. Когда он поймет, что ты - нормальный парень, он разведет руками и начнет жаловаться: я и сам ничего не могу поделать с этими стариками, обязан принять меры, Устав. Потом (если ты живешь не по прописке) он попросит у тебя какое-нибудь письменное обоснование твоего проживания в данной кв. Если ты живешь у родственников - принеси ему нотариально заверенное свидетельство родства (достаточно собственноручного заявления твоей двоюродной бабушки, дяди или кто там еще обычно сдает квартиру дальней родне). Упаси боже говорить при этом, что ты снимаешь квартиру: нет, ты просто живешь, на полную и безоговорочную халяву. Ты имеешь узаконенное право сколь угодно долго проживать у любого из своих родственников.

Если ты снимаешь квартиру у совершенно левого человека (что происходит, ясное дело, чаще) - ситуация сложнее. Официально вы должны заключать контракт, который обязывает хозяина платить налоги за коммерческую деятельность, именно по этой причине никто никаких контрактов, разумеется, не заключает. Поэтому остается одно - каким-нибудь образом заставить хозяина написать это самое заявление и признать несуществующее родство. Можно, например, сказать ему, что приходил мент и интересовался, почему он не платит налоги, обязательные при сдаче квартиры в аренду. Он сам предложит придумать какую-нибудь хитрость - и в этот момент ты как раз скажешь, что самое простое в этой ситуации... см. выше. Досконально ваше родство никто проверять не будет - ни нотариус, которому вообще все по барабану и основная задача которого - сличить паспортные данные, ни участковый, ни кто-либо еще. Потому что доказательство родства - вещь архисложная, и заниматься ей из-за такой мелочи, как ссоры с соседкой, не стал бы даже какой-нибудь сыскной фанат типа мистера Холмса. Все вышеперечисленное не относится к случаям, когда ты снимаешь квартиру через агентство - тогда все документы изначально должны быть в порядке (если агентство не подставное, разумеется).

После того как у твоего участкового будет лежать на столе искомая ксива, он сможет хотя бы в 50% случаев не реагировать на визиты (звонки, эпистолы и т. д.) нудной соседки. Потому что почти все свои доносы она начинает со слов: "Такой-то, такой-то, проживающий в квартире № 50 незаконно..." Имея на руках документ, доказывающий беспочвенность хотя бы одного из обвинений, участковый имеет право забить на поступивший сигнал как на заведомо ложный.

Есть, правда, еще милицейские наряды (те самые, которые приезжают в темное время суток) - они также вправе потребовать оный документ. В этом случае, наверное, есть смысл приклеить ксиву прямо на дверь. Хотя злостная бабка, спускаясь вниз за картошкой, наверняка втихаря ее сорвет. Так что единственное, что можно сделать во время ночных визитов, - каждый раз требовать, чтобы наряд, убедившись в ложности вызова, докладывал об этом на опорный пункт. Приноси им телефон и проси, чтобы они звонили прямо при тебе - все результаты выездов по сигналу должны фиксироваться, и, если дело дойдет до суда, оно всплывет.

Суд - это последний уровень, удел окончательно отчаявшихся. Очень может быть, что придется расставлять все точки над украинским i именно там - все будет происходить долго и нудно, тянуться, как пожеванный буль-буль-гум, но в конце концов разрешится. Кроме десяти свидетельств о ложных вызовах милиции, в твоем активе будет находиться также эпистола о законности твоего проживания на оккупируемой жилплощади плюс - желательно - хотя бы пара живых свидетелей. Для этого тебе было бы неплохо познакомиться хотя бы с некоторыми из жильцов близлежащих квартир - так, разговориться у почтового ящика, придержать дверь подъезда, помочь спустить с лестницы детскую коляску... В процессе общения обязательно выяснится, что многие из жильцов тихо недолюбливают назойливую бабушку и в случае чего готовы подтвердить, что ни разу не слышали громких звуков из-за твоих дверей, никогда не видели пьяные толпы, из этих самых дверей вываливающиеся и до несчастных соседей докапывающиеся. Насчет двадцати оппонентов, подписавшихся под странным поклепом, который тебе показывали в районной управе, можешь не беспокоиться: они растворятся в пространстве сразу же, как только речь зайдет о показаниях в суде. Трудяги понимают, что это посерьезнее "Фауста" Гете, и заваливаются болеть прямо не отходя от кассы. В итоге отвечать будут всего лишь негативная бабка плюс несчастный председатель домкома, но пусть тебя не волнует человеческое сочувствие, он и должен за все отвечать. Потому что иначе какого черта он платит за квартиру на двадцать рублей меньше, чем все остальные?

Все это дело, разумеется, со знаком минус сказывается на самоощущении, на нервах. На осознании своей исключительности и высоте полета. На времени в конце концов. Тебе жалко тратить его на такую пакость, как бытовые дрязги. К тому же никакой суд не обяжет бабушку платить тебе материальную компенсацию или садиться на полгода за клевету - она же ветеран, пользующийся всеми льготами, и если ты думаешь, что они ограничиваются бесплатным проездом в метро, - ты ошибаешься. Максимум чего ты достигнешь - это письменного предписания признать недействительными все поклепы на твою персону и обязать бабу Валю оставить тебя в покое.

Только твою квартиру она после этого оставит в покое - это такая социалистическая мораль, вбитая в голову и не поддающаяся истреблению: власть всегда права. Надо тебе это или нет - решай сам. Может быть, ты одинок, как Чебурашка, и тебе доставляет удовольствие общаться в четыре утра со стражами порядка, топчущими твой пол грязной униформной обувью. А этот текст есть не что иное, как инструкция для тех, кого довели до ручки. Кто готов пожертвовать настоящим временем для того, чтобы будущее не уходило на телефонный треп со Швондером, однотипные ночные разговоры с друзьями в погонах и беспонтовыми визитами в Бибирево для составления объяснительной.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: