На главную страницу        >>>
  

 

 

Женщина - мать, мужчина - солдат

Комментарии Версия для печати
А что, если войны не будет?



Феминистка - значит стерва

"В своей избраннице не потерплю наглости, жадности и феминизма", - такой простенький текст встретился мне недавно среди объявлений о знакомствах в популярной газете. Автор, не задумываясь, поставил идейное течение в один ряд с изъянами характера, и редактора ничего не смутило. Более того, потенциальных избранниц "без феминизма" для молодого человека нашлось несколько десятков. Народ прочитывает термин примерно как синоним стервозности и открещивается от него, независимо от пола.

Но что бы мы ни делали, влияние феминизма в мире растет. Более половины американок в опросах сознаются, что разделяют феминистские взгляды, и понятие "мужчина-феминист" для западного мира тоже не звучит дико. В начале 2000 года, объявляя Международный год культуры мира, первые лица ООН подчеркивали, что добиться мирной жизни на Земле можно, только используя в политике потенциал женщин. Процесс перестройки общественного сознания происходит по объективным законам, и распространение его на российские широты - только вопрос времени. Поэтому лучше не отгораживаться от реальности стереотипами, а попытаться понять, что есть в этом идейном течении такого, что заставляет его завоевывать новые и новые умы.

Общепринятого определения феминизма на сегодня нет и в научном обиходе. По мнению английского социолога Крис Видон (1987), феминизм представляет собой политику, направленную на изменение существующего соотношения сил между мужчинами и женщинами в социуме. Популярно высказывание Белл Хукс: "Феминизм... выступает за такую организацию социума, при которой индивидуальное саморазвитие имело бы приоритет перед империализмом, экономической экспансией и сосредоточением желаний на материальной сфере". Феминизмом называют и научную практику гендерных исследований, то есть исследований половых ролей, и женские движения за равенство полов. В анархофеминизме главное - отрицание всякой иерархии, в "цветном" или "черном" феминизме - борьба с расовой дискриминацией и социальной несправедливостью: без разрешения этих противоречий, по мнению активисток, ставить вопрос об освобождении женщин нет смысла. Радикальные феминистки критикуют "контроль над женской сексуальностью" (брак, аборты, насилие в отношении женщин) и не устают подчеркивать, что все мужчины заинтересованы в подавлении женщин. Либеральные феминистки рассматривают женщин как ущемленную в правах социальную группу и лоббируют законы, обязывающие все общество поддерживать материнство, образование женщин, охрану репродуктивного здоровья. С некоторой натяжкой можно сказать, что феминизмов существует столько, сколько есть конкретных женщин, публично отстаивающих свое равенство с мужчинами "перед Богом и законом" и особые женские потребности.

Впрочем, антифеминисты не любят вдаваться в различия внутри идеологии. Они смотрят в корень: мол, много о себе возомнившие дамочки протестуют против природного предназначения женщины. А предназначение известное - растить детей, нравиться мужчинам и быть верной подругой своего господина.

Феминистки не остаются в долгу и к месту и не к месту цитируют фразу Ребекки Уэст: "Я знаю, что меня называют феминисткой каждый раз, когда я не даю вытирать об себя ноги".

Откуда это взялось

Когда на планете велись непрерывные войны, никакого феминизма не было. Мужчины воевали, женщины рожали. Приходя с войны, солдаты по привычке уходили на гражданскую службу, а жены оставались дома. Рожать нужно было непрерывно ввиду высокой младенческой смертности и потребности в воинах. Беременная женщина воевать, как правило, не может, поэтому распределение ролей (женщина - мать, мужчина - солдат) всех устраивало.

Но люди стремятся к лучшему. Соответственно, совершенствуются и средства ведения войны, и обустройство быта, и медицинские технологии, позволяющие выживать большинству новорожденных и продолжать жить женщинам, уже вырастившим самого младшего из детей. В один прекрасный день государственные мужи начинают понимать, что ведение войны приносит победителям больше убытков, чем побежденным. Появляются нейтральные страны, профессиональные армии и ветераны с комплексом побежденных. Непрерывная беременность для женщины тоже перестает быть целесообразной. Кое-где мужчины возвращаются в семью и понимают, что общение с детьми или хотя бы внуками - не меньшее удовольствие, чем служба в конторе. А женщины все чаще берутся за квалифицированную работу и видят, что их жизненный опыт тоже мог бы быть шире.

О том, что четко заданные половые роли неудобны для развития конкретных личностей, частные разговоры велись, пожалуй, всегда. Публичной эта тема стала в ходе политической борьбы за равное избирательное право для женщин. Поскольку женщины в этой сфере до начала XX века почти во всех странах были ущемлены юридически, то и борьба с сексизмом, по логике истории, стала женским движением. О том, что равные возможности для мужчин и женщин ограничиваются прежде всего стереотипами, которые одинаково невыгодны обоим полам, люди заговорили, когда равенство юридических прав было достигнуто.

Стереотипы живут дольше, чем законы. Несмотря на успехи искусственного вскармливания, считается, что ребенок не может расти без матери, но может без отца. Несмотря на равное право на труд, работодатель кандидатом на ответственную должность видит, как правило, мужчину. Несмотря на формально равные права и обязанности в семье, стиральные порошки и кухонные комбайны рекламируются исключительно как женский товар. Вряд ли это выгодно мужчинам, расплачивающимся за свое главенствующее положение утратой связей с потомством, инфарктами и меньшей продолжительностью жизни. Скорее, в сохранении традиции заинтересованы люди, привыкшие подчинять других, манипулируя социальным стандартом. А еще люди, которые боятся перемен в принципе. В бывшем Союзе перемен за последние годы было столько, что испугаться успели многие.

Равные - не одинаковые

"Но мы же не одинаковые, и против природы не попрешь", - вот еще одно популярное возражение феминизму. Но и феминизм - не против природы. Куда чаще против природы выступает как раз социальный стандарт.

У радикальной феминистки Андреа Дворкин есть прочувствованный текст "Гиноцид, или Китайское бинтование ног". Автор в подробностях живописует старинный китайский обычай, ушедший в прошлое только в XX веке. Общепринятое бинтование ног начиная с пятилетнего возраста, уродовавшее ступню и делавшее женщину практически неспособной к самостоятельному передвижению, всем обществом признавалось как необходимое, прекрасное, удовлетворяющее и мужчин и женщин. По мнению Андреа Дворкин, сегодняшняя индустрия красоты и косметики, предлагающая женщинам в разной степени мучительные процедуры для того, чтобы сохранять внешнюю сексуальную привлекательность - лишь немного облагороженное цивилизацией продолжение древнекитайского обычая.

Да, природа требует свое. В том смысле, что женщина может родить ребенка, а мужчина задействован в процессе биологического воспроизводства лишь на короткий срок. Но беременность - это девять месяцев, а общество, вроде бы распрощавшееся со стандартом поголовной многодетности, по-прежнему считает женщину хронически беременной. То есть слабой, не совсем рациональной, нуждающейся в опеке и защите. Такой видят даже ту, которая рожать не собирается: ведь для чего использовать свое тело - вопрос выбора конкретного человека. Мы не осуждаем людей с неплохим музыкальным слухом, которые предпочли стать инженерами, а не пианистами. А вот отказ конкретной женщины от материнства воспринимается как противоестественный.

Cвященная книга феминизма - "Загадка женственности" Бетти Фридан - именно об этом: человеческие судьбы ломаются, если человека (женщину в первую очередь) воспринимают исключительно через призму пола. Разговоры о тайне женственности, порой ласкающие слух, превращают женщину в тоже человека, человека второго сорта. Ведь по талантам своим далеко не все девчонки стремятся замуж, предпочитают обслуживающий труд производительному, ориентируются на эмоции, а не на рациональный ум. Рациональных женщин, кстати, примерно треть от общего числа (как и эмоциональных - среди мужчин, и интровертов - среди экстравертов). Но общество принимает статистическое большинство за директиву для личности. И под общественным давлением девчонки крайне редко преуспевают в точных науках, а мальчишки мечтают о радостях отцовства.

Впрочем, и женское большинство - те, кто действительно эмоциональны и ориентированы на заботу о ближних, - тоже чувствует себя не слишком комфортно. Государства ценят труд матерей и хозяек только на словах, юридически оставляя семью "частным делом". Она, может, и была бы частным, если бы не разводы и структура социума, редко позволяющая совмещать уход за семьей и нормальный заработок. Мужчинам феминистское движение часто кажется противоречивым: оно странным образом совмещает требования поддержки "слабых" женщин и снятия всех ограничений для "сильных". Но противоречия нет: женщины, как и мужчины, разные, и все ветви феминизма сходятся в том, что человек, независимо от пола, имеет право на свободную самореализацию, а обществу нужны самые разные личности.

Компьютер против сексизма

Суфражизм - первая волна феминизма, боровшаяся за избирательные права, - потерял актуальность с появлением соответствующих строк в законах. Сколько продлится противостояние стереотипам, предсказать сложно. Попробуйте, например, волевым усилием изменить языковые нормы (в русском, как и во многих европейских языках, названия профессий - существительные мужского рода). Убедите каждого молодого родителя, что дочери тоже хотят играть с машинками, а сыновья - с куклами. Научите каждого школьника разграничивать флирт, кокетство и сексуальные домогательства. Объясните правительствам, как материально поддерживать родительский труд, не разоряя при этом экономику и не поощряя иждивенчество. Проблемы женщин сегодня лежат как будто бы в частной сфере, для реформирования которой нет проверенных социальных технологий. Впрочем, ведь именно частное, по традиции, - сфера женской специализации, так что феминисткам и карты в руки. Как объяснила еще в начале XX века англичанка Эммелин Панкхерст: "Нам нужно освободить половину человечества, женщин, чтобы они помогли освободить другую его половину".

А может быть, победа над сексизмом придет откуда-то сбоку. Например, из Интернета. Киберфеминизм - направление женской освободительной мысли, имеющее успех даже на просторах бывшего Союза. Сидя у компьютера, родители могут зарабатывать в перерывах между кормлениями, мальчики и девочки нерегламентированно выбирать игрушки, солдаты воображать себя матерями, а граждане Ирака и США - гражданами мира. Вопрос, чьи права более равные, отпадет сам собой, ведь для виртуальных личностей главное - общее пространство с комфортным свободным посещением.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: