i=355
1026 - 1027 - 1028 - 1029 - 1030 - 1031 - 1032 - 1033 - 1034 - 1035 - 1036 - 1037 - 1038 - 1039 - 1040 - 1041 - 1042 - 1043 - 1044 - 1045 - 1046 - 1047 - 1048 - 1049 - 1050 - 1051 - 1052 - 1053 - 1054 - 1055 - 1056 - 1057 - 1058 - 1059 - 1060 - 1061 - 1062 - 1063 - 1064 - 1065 - 1066 - 1067 - 1068 - 1069 - 1070 - 1071 - 1072 - 1073 - 1074 - 1075 - 1076 - 1077 - 1078 - 1079 - 1080 - 1081 - 1082 - 1083 - 1084 - 1085 - 1086 - 1087 - 1088 - 1089 - 1090 - 1091 - 1092 - 1093 - 1094 - 1095 - 1096 - 1097 - 1098 - 1099 - 1100 - 1101 - 1102 - 1103 - 1104 - 1105 - 1106 - 1107 - 1108 - 1109 - 1110 - 1111 - 1112 - 1113 - 1114 - 1115 - 1116 - 1117 - 1118 - 1119 - 1120 - 1121 - 1122 - 1123 - 1124 - 1125 - 1126 - 1127 - 1128 - 1129 - 1130 - 1131 - 1132 - 1133 - 1134 - 1135 - 1136 - 1137 - 1138 - 1139 - 1140 - 1141 - 1142 - 1143 - 1144 - 1145 - 1146 - 1147 - 1148 - 1149 - 1150 - 1151 - 1152 - 1153 - 1154 - 1155 - 1156 - 1157 - 1158 - 1159 - 1160 - 1161 - 1162 - 1163 - 1164 - 1165 - 1166 - 1167 - 1168 - 1169 - 1170 - 1171 - 1172 - 1173 - 1174 - 1175
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Азбучные истины, или идиоты

Комментарии Версия для печати
Сидит в электричке человек лет четырех, смотрит в окно и чего-то там напевает. Еще он болтает ногами, досаждая этим мамочке, чем-то сильно расстроенной, сидящей напротив.

- Ты прекратишь или нет?

Он прекращает ненадолго, но он же поет, но поезд же идет, как же можно не болтать!

- Смотри, опять испачкал, идиот!

"Идиот" улыбается виновато, потом заискивающе, но на мамочку это не действует. Через некоторое время опять:

- Дрянь бестолковая!

..?!! Но она же его мама, и он поджимает губы и смотрит на меня. А чем я могу помочь ему, я лишь сочувствую ему глазами и вдруг встречаю взгляд мудрейшего человека... Он опускает голову, слушая оскорбления, и вздыхает легко и мирно.

Из цикла "Фрески" Максима Яковлева.



Когда мы делали этот номер, я безвылазно сидел в тихом городе Хельсинки - на финской студии мы озвучивали "Коллекционера". Вечерами получал тексты по "мылу", читал, браковал и хвалил, серфил по Сети по присланным ссылкам и наткнулся вот на этот рассказик.

Родителей не выбирают. Но это единственное, чего мы не можем изменить. Даже если твое самое большое желание сейчас - забыть своих предков как страшный сон и ринуться, свободному, в новую жизнь - это не получится. Если, конечно, ты не хочешь потерять человеческий облик. Если ты не хочешь, чтобы твои дети так же мечтали поскорее забыть о твоем существовании.

Сегодняшний мир устроен так, что каждый из нас становится все более независимым, все более отдельным, непохожим. Человеческая индивидуальность - главная гуманитарная ценность современного общества. Если мы хотим быть цивилизованными людьми, нам приходится учиться держать дистанцию. В Европе и Америке дети не бросают своих родителей. Но они звонят им перед тем, как зайти в гости. Перед вступлением в брак заключается подробный контракт, чтобы,
в случае чего, не иметь друг к другу взаимных претензий. Это очень правильно - у нас нет прав собственности на наших близких.

Любые отношения нужно строить сознательно. Партнера, в отличие от родителей, мы выбираем самостоятельно. На собственном опыте я знаю, что семья обязательно должна начинаться с чувства - это важно. Но со временем чувство становится другим - на первый план выходят уважение, теплота, искренность, защищенность...

Все вышесказанное очень верно - как любая азбучная истина. Руководствуясь ими, можно было бы жить очень хорошо и спокойно. Но человек - существо странное. Неправильное. Ему хочется любви. Хочется думать, что подлинная любовь не считается с обстоятельствами. Что настоящая любовь стоит того, чтобы за нее платить... И человек расплачивается - слезами, нервами, искалеченной судьбой. И чувствует себя идиотом. Идиотом, прожившим настоящую жизнь.
Я думал об этом, когда снимал "Коллекционера": быть живым больно. Но когда болит, ты чувствуешь, что ты есть.

...Они столкнулись у булочной, случайно. Застыли и смотрели друг на друга. Пятнадцать лет были мужем и женой и пять лет как не виделись.

- А ведь хорошо нам было вообщем-то, правда? - Правда… Он опаздывал на поезд, у нее кончался перерыв, они стояли, сомкнувшись лбами. Никто не хотел уходить, и поэтому не уходил. Проехал его поезд и кончился ее перерыв, а они все стояли, уткнувшись лбами, потому что было хорошо. Не говорили. Не плакали. И опять разошлись, боясь обернуться и посмотреть вслед. Я ничего не понимаю в этой жизни.

Мне нравятся рассказы Максима Яковлева. Вам могут нравиться совсем другие рассказы. Но мы останемся ничего не понимающими в этой жизни беспомощными идиотами - если не научимся держать дистанцию. Которую иногда так хочется сократить до минимума.


Юрий Грымов

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: