На главную страницу        >>>
  

 

 

Титан

Комментарии Версия для печати
"Мой дом высоко над рекой, и река подмывает берег, на котором он стоит, так что вскоре он может упасть, поэтому я хочу сделать что-нибудь, чтобы вода не только исправила бы искривление русла, но и укрепила бы названый дом..." - так начинается один из самых ценных письменных документов в истории человечества, "Лестерский кодекс".




В 1994 году, после смерти Арманда Хаммера - знаменитого нефтяного магната, Билл Гейтс приобрел таинственный "Лестерский кодекс" за сумму, превышающую 30 млн долларов. Кодекс постоянно находился в частных владениях и не был доступен публике до того момента, как Гейтс решил показать эти восемнадцать листков тонкого пергамента, преимущественно посвященные заметкам о воде, посетителям выставок и музеев. На полях текста разбросано множество мелких рисунков. Возникло произведение между 1506 и 1510 годами. Это лишь один пример того, как дорого нынче ценится то, что осталось от человека, который всю свою жизнь искал, кому бы продать свое дарование.

Стихия ума

Каждый раз, когда я думаю о Леонардо да Винчи, я задаюсь наивным вопросом: почему до сих пор нет какой-нибудь церкви или общественного движения имени Леонардо? Есть же толстовцы, есть зеленые, есть даже фиолетовые, большая часть мира строит храмы и поклоняется богам и пророкам, которые говорили и без того довольно очевидные вещи, а Величайшему Уму человечества, личности, гармоничной до грани невероятности, никто до сих пор поклоняться не додумался. Почему никто не стремится быть одновременно умным, талантливым, сильным, прекрасным, долголетним и загадочным? Почему не стал объектом для поклонения Леонардо ди сер Пьеро д'Антонио "да Винчи", незаконнорожденный сын двадцатипятилетнего нотариуса из-под Флоренции, обладатель семнадцати невыразительных сводных братьев и сестер, проживший 67 лет и умерший на руках у короля Франции Франциска I? Но тут мы лукавим, конечно. Привычнее сбиваться в коллективы, брать на вооружение простые лозунги и вставать под знамена. Индивидуалисты толком не могут создать не только партию, они даже и в кружки-то плохо вписываются, все какие-то локтястые многоугольники выходят у них...

Леонардо, вошедший в историю в первую очередь как великий живописец, не в последнюю очередь был великим изобретателем. Конечно, если смотреть в численном выражении, то Леонардо отнюдь не рекордсмен и в книгу рекордов пивовара Гиннеса не вошел бы. Я не берусь тупо считать инновации, принадлежавшие уму и перу Леонардо, равно как не буду кормить читателя описанием привычной триады великих технических провидений мастера: парашют, пулемет, противогаз.

Стихия огня

Я также знаю, как уничтожать вражеские постройки...
Леонардо

Полтысячелетия назад оружие было востребовано в Европе не меньше, чем сейчас. А может, даже и больше: осадные орудия, лестницы и орудия для стрельбы в те времена не несли политикам XV века эфемерных опасений за судьбы мира.

Неуемный Леонардо выдумал замену пороху. Одна из его пушек, частично скопированная у Архимеда, стреляла при помощи пара - задолго до паровой эпохи в истории человечества. Пушка называлась architronito, и как своим названием, так и издаваемыми звуками напоминала современникам грохотание грома.

А вот возьмем еще, скажем, пулемет, хотя мне лично эта конструкция больше напоминает нашу легендарную "Катюшу". Леонардо назвал этого стреляющего монстра "мушкетом в форме органной трубы". На повозке крепили три стойки, на каждой из них - по одиннадцать стволов, что давало в сумме 33 заряда на установку, плоскости которой вращались. Пока стреляли стволы, укрепленные на одной стойке, стволы на соседней перезаряжались, а на третьей остывали. В результате обладатели чудо-Катюши убивали массу зайцев - при хорошей прицельности поражали ковровым огнем 33 цели, мощность огня повышалась, а обстрел можно было вести непрерывно. Затейнику Леонардо и этого было мало: он приспособил к орудию винтовой механизм (а винты и зубчатые колеса он любил особенной, архимедовой любовью), который регулировал подъемник. О винтах мастер даже написал отдельную работу "О природе винта и его применении, о том, сколько вечных винтов можно изготовить и как дополнить их зубчатыми колесами".

Раз уж зашла речь о зубчатых колесах, нельзя не вспомнить, что не кто иной, как Леонардо, вплотную занялся проблемой трансмиссии и исследованием трения, что привело его к идее подшипников. Великий механик делал свои подшипники из сплава меди и жести и пришел к созданию шарикоподшипников, ставших прообразом нынешних.

А вот еще рисунок: на нем изображена очередная система защиты осаждаемых крепостей, живо напоминающая мне кадры осады Хельмовой пади из второго "Властелина колец". Эти веселые мясорубочные винты использовались, когда почти уже ликующий противник вскарабкивался на самый верх крепостной стены. Приветливые вращающиеся лезвия рубили нападающих на мелкие фрагменты и сбрасывали то, что от них оставалось, вниз. Кстати, хочется заметить, что ренессансный человек Леонардо еще тогда был убежденным вегетарианцем и вообще любителем животных. Известно, что он специально покупал зверушек и отпускал их на волю. Впрочем, эта фаунолюбивая логика, как видим, не распространялась на людей.

Был среди изобретений и танк, как же без него. Мысль сама по себе старая, различных "черепах" строили с самой античности, которая служила Ренессансу образцом. В средние века идея крытого вагона-платформы, идущего впереди атакующих войск, всплыла вновь, и в XIV веке над ее воплощением много думали. Леонардо спроектировал тяжелый, окованный броней фургон в форме черепахи, оснащенный глядевшими во все стороны пушками. Леонардо задумал посадить внутрь черепахи 8 человек, которые приводили бы конструкцию в движение посредством коробки передач, соединявшейся с колесами (не отсюда ли позже вырос велосипед?). Изобретатель вначале планировал осуществлять движение фургона лошадьми, но - сам великолепный наездник - знал, что заключенные в закрытое и шумное пространство лошади запаникуют, и вернулся к "человеческому приводу".

Стихия воды

Найди мастера по водным сооружениям и заставь рассказать о средствах защиты против воды и что они стоят.
Леонардо


Леонардо изучал все, что связывало человека с водой, проектировал масштабные каналы, говорил о возможности осушить обширные Понтинские топи и, напротив, предполагал использование воды в разрушительных целях. Например, на случай турецкого вторжения он предусмотрел возможность затопить долину реки Исонцо. А свою родную Флоренцию Леонардо собирался соединить с морем судоходным каналом через Прато, Пистойю и Серраваль. Наверное, не стоит и говорить, что о двигающихся по воде судах мастер тоже подумал. По его идее, корабли для пущей быстроходности должны были обтекаемостью форм стремиться к рыбам, военные корабли - иметь двойную обшивку, а работать на них, помимо матросов, стали бы водолазы, вооруженные дыхательными трубками.

До Леонардо да Винчи с таким же успехом гидравликой занимался Архимед. Но великий инженер изучал не только применение, но и свойства жидкости, так же как, стремясь взлететь, изучал свойства воздуха, а рисуя людей, резал по ночам трупы и исследовал человеческие мускулы и кровеносные сосуды.

Водолазный костюм, по проекту Леонардо, был изготовлен из водонепроницаемой кожи. В нем предполагался большой нагрудный карман, наполнявшийся воздухом, для облегчения подъема водолаза на поверхность. Водолаза при этом оснащали гибкой дыхательной трубкой, соединявшей его шлем с особым плавучим куполом на поверхности воды. Был придуман и акваланг для дыхания под водой с клапанами для забора и выпуска воздуха.

Стихия воздуха

Все наше познание начинается с ощущений.
Леонардо


Ощущение полета - вот за чем гонялся почти всю жизнь Леонардо, который был уверен: "Человек, преодолевающий сопротивление воздуха с помощью больших искусственных крыльев, может подняться в воздух". Скольких птиц он зарисовал, с какой скрупулезностью изучал анатомию птичьего крыла, по перышку разбирая его функции и распределение нагрузок, чтобы раз за разом создавать свои ornitotteri, приводимые в движение одной лишь мышечной силой летуна и дающие ему возможность свободно парить в воздухе, постепенно опускаясь на землю, подобно осеннему листу. Даже перепончатокрылые летучие мыши послужили ему материалом для изучения полетов.

Каких только находок и конструкций не было сделано в драматичной борьбе с воздухом! Вот лежащий человек: на его руках - механизмы, сопряженные с крыльями. Вот усовершенствованный вариант: система винтов и шкив. Надо ли говорить, что все свои летательные конструкции мастер испытывал сам? Вот человек, нажимающий руками и ногами на педали.
До самого конца XV века Леонардо упорно продолжал верить в успех своего проекта. Лишь ограниченность человеческих мускулов не устраивала его, и он сделал ставку на механизм арбалета или лука. Однако эти механизмы не работали в условиях автономности, необходимой при полете.

Начало нового века и Тоскана принесли мастеру новые идеи. Либо метеорологические условия города, либо логика убедили его в мысли, что человеку не дано махать крыльями. Но парить - сколько угодно. И всю остальную жизнь он уже только парил. Пусть и не в воздухе, который, впрочем, продолжал изучать с помощью своих гидроскопических инструментов, утверждая, что законы аэродинамики схожи с законами гидростатики так, как наука о воде напрямую соотносится с наукой о ветре и воздушных потоках. "Мы покажем науку о ветре через движение воды, и она станет шагом вперед в понимании полета птицы в воздухе", - заявлял тосканский мечтатель.

Стихия познания

Кто спорит, ссылаясь на авторитет, тот применяет не свой ум, а скорее память.
Леонардо

Удивительно, что, вдаваясь в мельчайшие подробности изучаемого предмета, Леонардо не замыкался на них, а напротив, успешно встраивал их в свое научное мировоззрение, проводя аналогии со строением Вселенной и попутно поэтически комментируя свои мысли в дневниках и сопровождая свои постулаты рисунками.

Классифицировать инженерно-философское наследие Леонардо трудно и, наверное, бесполезно. Ему, например, не претило придумывать механизмы для часов (например, знаменитые кьяравалльские часы на башне аббатства неподалеку от Милана "показывали луну, солнце, часы и минуты"). Исключительно для потехи королевского двора Леонардо создал автомобиль, приводимый в движение сложным арбалетным механизмом, передававшим импульс приводам, соединенным с рулем. Прожектор для сцены - внутри простого ящика, с одной стороны которого находилась большая стеклянная линза, зажигалась свеча, позволявшая получать "интенсивный и широкий свет".

Гениальность Леонардо - в простоте, в использовании традиционных источников энергии: мускульной силы человека или животных, сил стихий - ветра и воды, давления грузов и противовесов, пружин, иногда использования силы пара. "Независимо от того, какой груз приложен к колесу (вес груза должен вызывать его движение), несомненно, центр такого груза остановится в центре собственного полюса; и не существует такого инструмента, который мог бы изобрести гений человека, который, будучи повернут вокруг своей оси, смог бы избежать подобного эффекта".

Мир по Леонардо - это живое существо. Воздух - его душа, земля - это плоть, и вода - кровь мира. Смысл познания состоит в непрерывном совершенствовании нашего восприятия, тем более что всякое существование конечно. "Все изменится с течением времени, - пишет Леонардо. - Время, отведенное Земле, ограничено, и в один прекрасный день она умрет, потому что Земля - это организм".

Стихия судьбы

В те времена леворукость считалась знаком дьявола и товарищей художника по несчастью переучивали "направо". Леонардо был нераскаявшимся левшой и всю жизнь рисовал, учился и учил. Он пишет Деву Марию для картины "Мадонна с младенцем со святой Анной", этюды кошек, лошадей, драконов, св. Георгия, занимается исследованием анатомии, интересуется природой воды, рисует потрясающий, гипнотизирующий, затягивающий Великий потоп, машины и механизмы. В Амбуазе благодарный Леонардо обольщает французского короля своими вертолетами, разводными мостами, танками, подлодками и планерами. Франциск I любил и уважал Леонардо, но в технику не верил. Действующие модели по многим рисункам и чертежам Леонардо были построены лишь в наше время, и сегодня их можно посмотреть в Кло-Люсе, где 2 мая 1519 года нашел успокоение великий мастер.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: