На главную страницу        >>>
  

 

 

Дети Большой Игры

Комментарии Версия для печати
Дети Большой Игры - рожденные играть. Игра - сладшайший звук, нежнейший сок, легчайшее электричество под кожей, мурашки и шум в ушах. Тебя включили - с этой поры по венам течет не кровь, а ток.



Световой поток, заряжающий атомные подводные лодки, метеоритный дождь, блистательный поток света. Его невозможно увидеть, можно только почувствовать - как в одну секунду что-то важное дрогнуло внутри и полетело в тартарары. Одна секунда, щелчок - и почва ушла из-под ног. На одну секунду закрыть глаза и открыть их в другом измерении.

Внешне все остается так же, только чуть более глуповатый вид, более настороженное выражение лица. Странное животное говорит через тебя, как через радиоприемник. Это животное - ты. Странно меняется внешность от ситуации к ситуации. Но ни один взгляд и платье не выдали твою тайну - что тебя уже нет. Есть напряжение и азарт и струящаяся энергия по рукам, выбивающая дробь под ресницами.

Как и в каждой Большой Игре, главное - правильно замести следы. Пустить по ложному следу и сделать что-то важное первой. Игра вслепую, без приза, без правил, без проверенных маршрутов, но игра до конца. При плохом стечении обстоятельств можно лишиться памяти, чувств, разума, можно лишиться и жизни. Играть не заставляют, но провоцируют. Если хочешь выжить, конечно. Точка опоры выбивается из-под ног, наносятся удар за ударом в самые чувствительные и больные места, окружающий мир превращается в цирк шапито, можно действительно сойти с ума. А можно обнаружить в этом призыв. Призыв ставит вопрос: или умирай - или играй. До конца.

Игроки чаще всего не знают не только природу этой авантюры. Но и не подозревают о самой Большой Игре. Хотя принимают в ней самое деятельное участие - отравляют жизнь себе и окружающим. Игра уже все за всех продумала - она манипулирует, искушает, делает из тебя полного олигофрена, чтобы потом исполнить самое заветное желание. Дает силы спасти принцессу и смотрит, как ты это сделаешь. Она требует действия и поступка, долго вкручивает болты в голове, вбивает сваи в сновидения, отбирает самое нужное, заставляет любить самое ненужное. Смеется над тобой из последних сил, чтобы в один прекрасный день раскрыть ходы своей гениальной партии.

Ситуация, где герой должен проявить себя, складывается годами - про каждого можно снять великий сериал. Мыльную оперу, по которой рыдают феи на Марсе. Но феи знают правила. Если Большая Игра началась - она просто так не закончится. Если ты в Игре - выйти из нее невозможно. Если она пришла в твой дом, то верит в тебя - больше, чем ты веришь в нее. Участие в Игре - великое испытание всех без исключения чувств, качеств и состояний. И как каждое Великое Испытание она имеет множество ответвлений, тайн, сюрпризов. Ее гениальность - в совершенных методах, индивидуальном подходе и бесконечной любви, проявляющейся при самых несуразных обстоятельствах. Никто не знает - откуда пришла Игра. Все только видят ее свечение. Красота, стремительность, совершенный юмор, абстрактная сила вне категорий добра и зла, заповедная любовь, гениальность и совершенство.

В один прекрасный день можно наступить на перышко в метрополитене. Разумеется, пройти мимо. Разумеется - не обратить внимания на подобную чепуху. Но с этого дня камеры-звезды заинтересуются только твоим крупным планом. Для тебя началось - только никто об этом не знает. Игра начинается как цепь совершенно невразумительных событий, абсолютно не связанных между собой. Причины и следствия разлетаются в прах, голова пуста, а в теле ломки, будто тебя посадили на электрический стул. Каждый день проверяет на прочность, нежнейшие ангелы накаляют атмосферу - добела, до звона в ушах, до хрустальной снежинки в глазу в жаркое-жаркое лето.

Одиночество становится невыносимым. Какой-то рок упорно щекочет пятки и не дает отдышаться. Все зримые и незримые страхи бродят кругами и за спиной в пределах Садового кольца. Вялость и аморфность, или приливы дикой энергии, или спасение в легкой связи с ужасом усугубляют ситуацию. Все призывает вспомнить, с чего же все началось. Кажется, с переутомления.

Настойчивый призыв вспомнить нечто абстрактное тщательно заедается, запивается и забывается. Легкая эйфория точит и без того обескровленное тело. Как-то неожиданно заканчиваются работы и уходят самые преданные друзья. Так с чего же все началось? Кажется, я наступила на перышко в метрополитене. Или оно падало за стеклом, в окне. Или мне снились птицы. Каждую ночь.

Перед тем как Игра осчастливит своим приходом в жизнь - она выйдет на связь. Это самый невинный этап первого посвящения. В один прекрасный день можно проснуться с ощущением, что скоро произойдет что-то важное, великое и прекрасное, необыкновенное. Щемящее чувство тоски напомнит о чем-то главном, душа споет отвальную. Это главное настойчиво потребует определения, этому же определению не поддающееся. В один прекрасный день можно проснуться другим. Зверь, который мирно дремал в уголках человеческого сознания, потребует к себе особого отношения - невинного и трепетного. Будто когда-то было что-то похожее. Но где и когда?
Воспоминание потребует бесплотного усилия и тупого остекленения, напряжения всех органов чувств. То, что было когда-то очевидным, а потом покрылось пеленой забвения. Этот наплыв маразма можно отогнать, запить хорошо сваренным кофе, закурить пачкой сигарет, выкинуть дурь из головы. Но томление не пройдет - с этого дня действительно все пойдет по-другому. По-настоящему. Как в зоне. Дверь, которая отвечает за вход и выход, замкнулась на мертвой петле, ее замуровали. Но есть время, много времени, бесконечно много времени разобраться и найти выход.

А выхода, как водится, нет. Или точнее - нет очевидного выхода.
Вход в Игру обставляется торжественно и чуточку пафосно. Капелька надменности до - даже допустима, даже необходима для чистоты эксперимента. Игра любит невинных и глупых. И те и другие думают, что они уже состоялись. Игра любит приходить с вызовом, как Сивка-бурка, вытаптывающий рожь, как Серебряное копытце на крыше твоего же дома. Игра любит дурачков и дуралеев. Уж кто-кто, но они уверены в незыблемости своих моральных устоев и принципов, они почти положительные герои.

Но откуда такой странный неуют?
Они осознают и ценят свою индивидуальность.
Игра лишь лукаво взирает на них в образе красотки из рекламного плаката.
Они были бы полностью удовлетворены, но странное одиночество зазывает смотреть телевизор. Игра их вычислила и запеленговала. Что-то заставило вспомнить, что шел не совсем сюда, опять закурил мысль и забыл о ней навсегда. Реальное воплощение силы. Горд, хотя гордиться особо нечем.

Так, шальное. Удача, везение и спокойствие. Игра в отместку показала то, о чем действительно когда-то мечталось. И это по ОРТ, средь бела дня, бред.

Незнакомка в метро улыбнулась, как старому знакомому, и исчезла. Но улыбнулась премило. В витринах больших магазинов как бы случайно выставили Деда Мороза. Еще того - из детства. В "Спокойной ночи, малыши" передали любимый мультик. Все хорошо. Но что-то не так.
Незнакомец в журнале похож как две капли воды на первую любовь. Кто-то проминает душу, чтоб она наконец выдавила ком к горлу. И подставила к горлу нож. Что же происходит? В газетах берут интервью исключительно у-тех-кого-надо. Они счастливы, все хорошо. Но от чего-то хочется плакать. Опустошение - первый признак усталости, реклама антидепрессантов сопровождает, как конвоир.

Надо что-то делать, кто-то пальпирует самое святое. То, что ни одна душа не может знать, расклеено в объявлениях и передается в радиопрограммах. Эта безумная музыка из приемников, магнитофонов и палаток. Всегда - за яйца. В самое нежное. Помни имя свое, сволочь!
И это всего лишь выход на связь. Дать подержать игрушку под названием "я делаю то, что я делаю". Полюбоваться забавным выражением лица, чтоб ее тут же забрать, переместить в другую плоскость, в другое измерение. Заставить свыкнуться с мыслью, что с этого дня ты не представляешь ни капельки интереса. Отобрать все, заставить отупеть от боли, заставить плясать на карнизе, заставить похолодеть от очевидности деградации. Выкуп - три капельки настоящего пота. Липкого, склизкого, вонючего. Принимаются на вес и на качество, меняются на три шанса и три надежды.

Если изначальный этап посвящения - изоляция, непробиваемая стена между сознанием и обществом, попытка осознать себя в пустоте, то второй этап - погружение туда, куда ни при каких обстоятельствах погружаться не хочется. На дно. В лифте, этаж за этажом, в подземный кинотеатр www.koshmar.ru.

Каждый ребенок - сильнее на жизнь. Томление превращает душу в ад. Ад смотрит из глазниц и наполняет мир ужасом и слабоволием. Ангел дает критическую массу электрического удара. Капля за каплей - отплевываешь самое нежное. Случайности и совпадения сыплются, как чудеса из решета, с одной лишь целью - унизить и раздавить, вывести из себя, слегка расстроить или от всей души нахамить.

Звезды-камеры еще тщательней фиксируют крупный план. Дрогнули ресницы, пора наезжать. Машиной, трамваем, несчастной любовью, предательством, пустотой или безумием. Чем-то абстрактным, от чего перехватывает дыхание, от чего можно пережить клиническую смерть на ногах. От чего можно полностью расслабиться и забыть, что "я делаю то, что я делаю".
Игра знает о тебе всю подноготную. Мир сжимается до одной единственной точки где-то внутри живота и эта точка постоянно гладится невидимой Игрой. Она возбуждает, ежеминутно, массирует и доводит до дикого стресса и оргазма одновременно. Пока наконец не кончишь посередине улицы.
Большая Игра посылает в собеседники вестников-пророков, закамуфлированных бомжей. Пишет книги и подсовывает их под горячую руку. Каждый день измеряет тебе пульс. "Все хорошо, детка. Ты только не умирай". Листовки, надписи в метро, заголовки газет, растяжки на улицах - новый тоннель-прорыв, четвертое измерение в этом городе, запасной выход. Здесь нет абстракции, все конкретно, все зависит от правильного прочтения. Заметил первый знак, откликнись, сотвори клик, дай понять, что связист трезв. В этом безмолвном царстве-государстве вдруг назревает прорыв-просветление. Кто-то знает про тебя все, считывает твою информацию с телефонных столбов. Сам ты фонишь, как черная дыра, призывая похожих в эту дыру провалиться. В момент осознания истины хочется ругаться матом и целоваться с прохожими.

Невидимая сила, чтоб заставить откликнуться, всего лишь чуть-чуть придушила, она вовсе не собиралась убивать, по крайней мере своими руками. Она красит лавочки в твой любимый цвет, развешивает фотографии твоих кумиров в центре города, она снимает фильмы по твоим сценариям. И отваживает от тебя всех приличных или просто здоровых людей. Потому что она любит тебя. Потому что она одна имеет право судить. По-настоящему. Как в зоне. Она единственная знает тебе цену и то, на что ты способен.

Город превращается в ад. Этот ад - осознание полнейшей беспомощности. Выкуп - 15 чистейших слезинок покаяния. Ты целуешь свое дно, в лужице алкоголя и мочи, с отвращением мочишь свое отражение и в одну секунду его оглушаешь, убиваешь, своими руками. Поднимаешь руку на святое - на свое одиночество.

Осознание пустоты, славный миг прозрения, точка в низу живота подает слабый сигнал, связь восстановлена, все случайности и совпадения складываются в жизнерадостный тетрис, камеры фокусируются на глазах - в них рождается божественное ничто. Тело - пластилин. Душа - воск. Сознание - вата. Кто-то стоит за твоей судьбой. Птицы с рекламного плаката приказали - жить, выжечь татуировку под сердцем, с огнем Гипербореи. Шум города превратился в песни Гамаюн, трамвай увез тебя не туда. Но это еще только начало. Большая Игра стоит на пороге. Что-то важное с шипением, как шарик, вырвалось из низа живота. Выношенное, как дитя, под сердцем. Главное, несформулированное, понеслось по спирали, в небо. А ты - никто и ничто.

Выкуп - потуги, блевотина, остервенение. Цель - освобождение, того - главного, неподкупного, древнего животного. Которое снесло в тебе яйцо. Выкуп - 100 лет одиночества за 10 минут чистого кайфа, потеря сознания, несколько секунд небытия, кайфа растворения в несуществующей субстанции. Несколько глотков материнского молока - за обновление духа, за акушерскую подмогу - на разбитом полу в метрополитене.

Счастье преображения, полет к эпицентру событий, в круг огня, за своей истинной природой, за заданием в Большой Игре. Это вводный этап в эпоху больших перемен. Сколько пройдет времени от первого знамения до полного помешательства - неважно. Стальные нервы и нюх на настоящее сделают невозможное. Самым заветным желанием станет вновь желание научиться жить. Без себя и по-новому. Почувствовать вкус, запахи и дорогу, вкус - волнующий или безобразный, запах - возбуждающий или отвратительный. Они расскажут, что ты любишь на самом деле. И это может окончательно запутать. Любишь-то вовсе не то. Любишь все другое, иное, четвертое измерение. Выкуп - прощание с самым невинным, с собственными представлениями о самом себе. Цена за жизнь, за преображение. Но игра только набирает обороты.

Феи считают очки. Вестники, похожие на марсиан, в телепрограммах делают тяжелые лица. Они знают, что все только начинается. Наблюдатели строчат дневник наблюдений. Великий режиссер телесериала на Марсе на основе дискавери-шоу строит свои предположения. В момент, когда что-то хлипкое, под воздействием постоянного возбуждения вырвалось из тебя, образовавшуюся пустоту заполнило нечто совершено невразумительное. Огненный шар.

Маршруты, пароли, баллы, очки. Большая Игра вышла на этап Большого Путешествия. Ради чего все и затевалось. Растормошить, напугать, заставить чуть не сойти с ума по-настоящему, а потом превратить жизнь в шоу, праздник Непослушания и Перевоплощения. Великая Депрессия - подготовительный этап к новой реальности, главное - не помереть от избытка адреналина.
Взрыв - большой взрыв в низу живота - залог того, что ты можешь дойти до конца. Отступать нельзя, да и некуда. Каждый день формируются новая цель и задачи. Стрелочки и птицы, как в пионерской игре "Зарница", укажут направления и ключ к шифру. Странная проверка качеств веры, с модными рекламными технологиями и приверженностью к древним традициям.

Перья, русалки, Гамаюны. И птицы, птицы, птицы... Музыкальный ряд - лейтмотив. Песни, которые ты слышишь в первый и последний раз. Все укажет направление, только иди, милости просим. Неси свой огонь и первой зажги священный костер. Знамения, случайности и новые обстоятельства опять сыплются, как метеоритный дождь.

Подмигивающие манекены, заводные игрушки, кричащие фотографии из твоего вчерашнего сновидения. Береги свой огонь, который вошел в тебя в миг передышки на вонючем полу станции "ВДНХ". И донеси его - хоть куда-нибудь донеси. Зажги священный костер своего жертвоприношения.

Чтобы пройти круг за кругом, до самого главного, необходимо наработать личные качества и состояния. Они - тот таинственный ключ. Метка, по которой расширяются границы сознания. Они - излучение, которое притянет подобное и отсечет, искромсает ненужное. С этой минуты - я воин. Без права, без воли, без передачи. С единственной жизнью. Большой Игрой.

Я прикуриваю очередную сигарету "NORD WEST". Мне протягивают в руки листовку. Школа танцев "Северный ветер" объявляет набор на курсы. Пожалуй, я запишусь.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: