На главную страницу        >>>
  

 

 

Другая жизнь

Комментарии Версия для печати
Слово ИГРА связывает такие, казалось бы, непохожие друг на друга вещи, как детский конструктор "Лего" и первую любовь, матч "Эм Ю"-"Бавария" и вечер "Виртуозов Москвы" в концертном зале Чайковского, дебильное шоу "Поле чудес" и взаимодействие красок на полотнах Гогена.



Тот, кто придумывал первый и самый глобальный язык, имел свои причины для такого лексического обобщения. Потому что, если вдуматься, никакого обобщения здесь нет - если рассматривать игру не как развлечение или возможность победить, а как нечто неизначальное, произведенное посредством каких-либо сторонних действий. Как некую псевдореальность, в которой можно на какое-то время отдохнуть от реальности обыденной.
Начиналось все с детских игр, перечисление и классификация которых - темы отдельные. Потом ты вырос, и время игрушек вроде как прошло. Все начали косить под серьезных - карабкаться по карьерной лестнице, втираться в доверие к начальству, преследовать свои личные интересы. Но после того как звенел звонок и галстуки снимались, они шли домой и до утра втыкали в комп, загруженный каким-нибудь квестом или стратегией. Или же ловили тачку до близлежащего поднятого кабака, садились напротив случайной знакомой, предлагали выпить и делали комплименты, обменивались улыбками и фразами, подразумевающими мнимую заинтересованность в делах визави. Это было похоже на квест, потому что имело так же мало общего с реальностью.

Некоторые из них шли в казино и в зависимости от расположения звезд становились королями и лузерами, принцами и нищими. Другие - те, что поскромнее,- предпочитали павильоны с джек-потом. Что было не так фундаментально в финансовом плане, однако глобальная суть действа от этого не менялась: они ИГРАЛИ.

Потом они обзаводились семьями, и игр становилось все меньше. Точнее, численные-то показатели как раз оставались прежними, только вот все чаще и чаще игроки меняли статус, становясь наблюдателями.

Игры, которые мы наблюдаем

Они уже почти ни в чем не участвовали - они приходили домой, доставали из дипломатов бутылочки с дорогим пивом и присосками впивались в диван/кресло напротив телевизора. Те, что попроще, включали развлекательные каналы и наблюдали за тем, как Максим Галкин предлагает какому-нибудь усатому военному заработать миллион рублей. А те, что с претензиями, - те смотрели хорошие фильмы и наблюдали за игрой Брэда Питта и Эдварда Нортона в "Бойцовском клубе". Или за игрой других актеров в других фильмах - это неважно.

Третьи (те, на которых до сих пор действовали раздражители извне) вместо этого затыкали две из пяти головных дырок наушниками и вкушали "Лунную сонату" (подборку свежего транса, группу Drowning Pool etc.) - их торкала чужая игра на музыкальных инструментах. Или же листали альбомы с репродукциями импрессионистов (Пикассо, Дали, Эйч. Ар. Гигера) - они втыкали на чужую игру красок, разума и воображения. А иногда предпочитали свою собственную игру разума - тогда они, не успев развязать галстуки, взрывали заранее скрученные беломорины с целебными травами (если супруги были той же закваски и не возражали против такого баловства).
И те, и другие, и - иногда - третьи обычно переключались со своих каналов на футбол, когда начинался какой-нибудь чемпионат/кубок. Когда они учились в школе, они сами играли в футбол - в школе просто нельзя не играть в футбол, - а теперь времени на это не было, да и отвыкли уже. Однако они все равно всегда были там, на зеленом поле. Они вкатывали решающие банки в ворота Бартеза и Таффарела, корчились с перебитыми коленями в штрафных площадках противника, вымаливая пенальти. У них бежали из глаз слезы, а по коже мурашки, когда они держали над головами кубки мира; и именно в их ушах оргазмически перекатывалось: We Are The Champions.

Игры, которые мы присваиваем

С годами выигрывать становится все сложнее - весь жизненный путь человека есть не что иное, как ниспадение от апогея к лузерству (если рассматривать смерть как глобальный проигрыш). Поэтому вакантное место в шкале потребностей (а потребность в ощущении себя King'ом for а day занимает ведущие строчки в этом рейтинге!) заполнялось иллюзиями апогея. Которые во все времена сводились к присвоению чужих побед. Именно с целью насыщения этой потребности люди целыми народами "болеют за своих". Именно под ее диктовку они до сих пор говорят о себе как о нации Пушкина - несмотря на то что со времен Александ-Сергеича генофонд успел смениться уже раз пять, а сам Пушкин был слегка эфиопом, так что какой-нибудь дрэдастый растафарай с Джамайки имеет на него такое же право, как я или ты. И только ради того, чтобы заполнить эту самую вакантную строчку, - только ради этого мы (особенно на корпоративных пьянках с присутствием иностранцев) имеем обыкновение нетвердой рукою бить себя в грудак и хвастаться тем, что, дескать, мы выиграли вторую мировую.

Кстати: почему говорят "выиграть войну"? Ведь игрой такие вещи не назовет даже самый прожженный циник. Наверное, все зависит от уровня продвинутости и близости к богам. Наверное, для кого-то так и есть - двадцать миллионов трупов для него примерно то же, что для нас с тобой - куча монстров, замоченных в компьютерной стрелялке.

Возвращаясь к теме - повторяясь, обобщим: увы, людям свойственно присваивать себе результаты чужих выигрышей. Поэтому низовой клерк с зарплатой триста долларов, проработавший два месяца мальчиком на побегушках в компании "Кока-Кола", с таким вдохновением может рассказывать тебе о том, как "его компания" контролирует общие тенденции развития индустрии производства прохладительных напитков.

Игры, которые нас выбирают

Когда ты сидишь в песочнице, у компьютера, за стойкой бара в обществе прекрасной незнакомки или даже у телевизора - ты сам выбираешь, какой канал включить и какую игру наблюдать/осчастливить своим участием. Но есть и другие игры. Которые включают тебя в стартовые заявки автономно, не спрашивая твоего согласия. Самое странное, что ты обнаруживаешь это годы спустя: молодой и энергичный, ты устраиваешься на работу, гонимый лучшими позывами и сообразным возрасту честолюбием, а через несколько лет, слегка обрюзгший и успокоенный обыденностью, ты вдруг осознаешь, что уже давно играешь по чьим-то чужим правилам. То есть не совсем так: о правилах ты знал всегда, просто ты думал, что по ним ты ЖИВЕШЬ. А теперь вот в твой мозг каким-то трансцендентальным штопором вкручивается одна мысль: ты всего лишь ИГРАЕШЬ.

Наверное, потому, что у жизни нет правил. И все, что происходит соответственно правилам, - суть всего лишь игра.

Когда-то ты играл для того чтобы отдохнуть от реальности. Теперь реальностью стала игра. Проблема только в том, что ты не знаешь, в каких местах отдыхают от НЕЕ. А на поиск у тебя вряд ли теперь найдутся силы - законы гравитации вкупе с твоим приобретенным весом делали свое дело. Деньги и наркотики уже не радуют - и к тому и к другому быстро привыкаешь.

Лучшие продукты таких вот взаимоотношений с законами физики - книги типа тех, которые написали Коупленд, Паланик или Бегбедер. Вряд ли они принесли удовлетворение авторам - но, во всяком случае, игру слов они выбрали сами, а это теперь не так уж и мало.

Игра слов - единственное, что мы можем себе позволить после определенной черты. Поэтому будь снисходителен к автору, чувак - все, что ты прочитал выше, есть не что иное, как эта самая игра. Просто у меня сломался дисковод и резаться в компьютерные игрушки я временно неспособен. Так почему бы тогда не сыграть партию в словоблудие - в конце концов, для этого ведь и существуют печатные издания.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: