На главную страницу        >>>
  

 

 

Без оглядки

Комментарии Версия для печати
В попытках найти правду можно случайно наткнуться на свою фантазию.



Эскалатор, если приглядеться, похож на конвейер по производству манекенов. Современная музыка, если прислушаться, - это всего лишь сэмплы, ворованные отрывки прошлых музык. Можно изнасиловать себя подобными мыслями и теориями, так и не научившись жить.

Определенный отрезок своей жизни я прожила в страхе быть похожей на серую массу в метро. Я боялась быть нормальной, поэтому намеренно сводила себя с ума не очень понятными книгами, звуками, мыслями, действиями. Я общалась только с теми людьми, которые попадали под мое импровизированное определение - непопсовый. Я часто спорила, пыталась доказать всем, что они должны быть мне интересны. Помню свои рисунки, стихи, аппликации с мертвыми малярийными комарами. Главное, чтобы это никто не понял, а если и попытался, то назвал бы меня сумасшедшей. В моей жизни появились люди, которые с этой же целью варят винт или колют героин. Такой протест клеркам, домохозяйкам, Богу. Я молча наблюдала их никчемный саморазрушающий бунт против ничего не подозревающих людей в норковых шапках.

Так же мучались своей самобытностью тощие недовольные юноши, вместе с потертыми косухами надевающие на себя образ никем не понятого героя, волею судьбы оказавшегося среди жестоких, меркантильных, убогих людей. Революционные взгляды, пассивно блуждающие по извилинам, никак не превращали их в че гевар, а молчаливое недовольство не заставляло окружающих задуматься, стать добрее, умнее или интереснее.

Непонятная политическая организация, в которую я однажды от скуки попала, отличалась особой амбициозностью. Она была создана для того, чтобы, наконец, все поменять. Уже я точно не помню, выбирали ли эти прогрессивно мыслящие студенты какого-то царя, или переводили существующий экономический уклад на натуральное хозяйство, только закончилось все разговорами за бутылкой водки "Держава". Впрочем, это и неважно. Главное - протестовать и не сдаваться.

В общем, я не была уникальной даже в своем стремлении быть таковой. Это, так сказать, гормональная болезнь. На смену буйному периоду ненаписанной агитлитературы и непроведенных демонстраций приходит период непосредственного социального становления. Часть молодых неформальных оригиналов надевают галстуки и потом изредка за кружкой корпоративного пива вспоминают о своих асоциальных выходках в рамках Арбата и концерта EXPLOITED. Тот каток, от которого они так убегали, комфортно настиг их. Настиг по причине нежелания всю жизнь бежать и пахнуть. Порою причины отдаления от бунтарства принимают ироничный оттенок: ранняя женитьба по залету, армия, свалившиеся на голову деньги. Сами иссякающие индивидуумы, сидя у некогда ненавистного телевизора, зачастую объясняют свое светлое прошлое возрастом: "Короче, пора и за ум браться".

Другие недовольные философы смирились с якобы общественными рамками, в которые они сами себя и загнали. У них назло низким ценностям и высоким ценам не получается зарабатывать деньги. И каждый раз, отдавая последние семь рублей, чтобы пройти через турникет, задумываются о преградах их самореализации. Чем больше задумываются, тем хуже у них получается договориться о бесплатном проезде с живым кондуктором в автобусе. Понятно, что в каком обществе они бы ни существовали, их личностное развитие тягостно тормозят такие рычаги цивилизации, как ЖЭК, милиция, средства массовой информации, евреи и т.п. Социальный мэйнстрим претит их внутренним убеждениям, а андерграунд не устраивает отсутствием признания. Многим приятная Марина Цветаева даже построила целый автобиографический сборник на тему такого вот неудачничества. Но Цветаева в своем роде одна.

Некоторые продолжают бороться всю жизнь и порой самыми нелепыми способами. Например, какое-то творческое объединение художников раз в год приглашает всех сочувствующих на мероприятие, посвященное сожжению порнографии. Причем предводитель их - слепой и, следовательно, не смотревший сжигаемый им позорный синематограф. А в знак полного очищения от подобных разлагающих общество продуктов борцы предлагают всем участникам и гостям измазаться грязью, а потом с удовольствием и энтузиазмом все это с себя смыть мылом "Душка", которое является генеральным спонсором мероприятия. Люди эти, несомненно, творческие и посему к своим маленьким революциям они подходят креативно. А главное, все радости и невзгоды общества им творить не мешают.

Есть, правда, люди, которые вообще не нуждались и не нуждаются в каком-то стремлении к иному. На вопрос "какую музыку слушаешь?" они без нотки лжи отвечают: "Не знаю. Никакую". И так во всем. Рамки, о которых твердят борцы, - привычная среда их существования. Уничтожение этих рамок для "никаких" людей станет глобальным потрясением сродни апокалипсису. Одна только мысль о всеобщей отмене паспортов может ввести их в тупой транс.

Что касается результата моих невнятных противостояний, то я однажды поняла несколько очень важных для меня истин. Мирное сосуществование с любителями эпатажа господина Петросяна не обязывает меня ходить на его капустники. Спокойная реакция на черкизовскую одежду не лишает меня права сшить себе ни на что не похожее платье. Радийный формат не мешает мне слушать другую музыку в наушниках. И никакая Маринина не посмотрит с укором, если я не прочту ее бестселлеров. По сути, было и тогда ясно, что одного мнения у миллиона не бывает, но чисто теоретическая возможность маниакально нависала надо мной. Наверное, эта возможность и есть общественная мораль, норма. То есть мешала мне практиковать свою жизнь так, как я хочу, всего лишь теория.

Сейчас я сугубо практична в своем социальном и личностном развитии. Я не разделяю этих понятий. Запутанные тропки моей внутренней вселенной и внешнего мира выпрямились и стали параллельными. И не надо никаких острых, тупых и прямых углов в пересечении. Воспринимая себя как личность без оглядки на общество, получаешь возможность понять, что тебе действительно интересно, почувствовать, как надо поступить в той или иной ситуации, руководствуясь своим кодексом чести. Я больше не хочу быть самой красивой или самой умной. Я просто хочу быть красивой и умной. Что касается социальной реализации, то я не верю в современную непризнанность. Прошло то маргинальное время, когда людей сначала сжигали на костре, а потом вчитывались в их трактаты. Наступило время, в котором здесь и сейчас. Хочешь найти себя в контексте общества, так покажи ему, что ты умеешь. И не стоит лелеять мысль о том, что ты настолько оригинален, что тебя не поймут. Зачастую люди, которые не подозревали о серости масс, сотворили то, что потом перевернуло понятие об искусстве или музыке.

Я, конечно же, не спокойный и рассудительный Будда. Я тоже до сих пор не понимаю, почему старушкам-пенсионеркам, которым целый день нечего делать, нужно ездить по своим, не спорю, очень важным делам именно в утренние часы пик. Но это непонимание не рождает во мне комплекса миллионного лишнего в потоке старушек, просто я их стараюсь мирно обходить и просить у них прощения за то, что мне на работу.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: