На главную страницу        >>>
  

 

 

Запрещенная одежда

Комментарии Версия для печати
Говорить о табу в моде - дело неблагодарное, и всякий, кто пишет кодекс денди обоего пола в наше выморочное и суматошное время, рискует огрести по полной программе.



Потому как сейчас царит всеобщий Разрешенный Эпатаж, и следом за девицами из группы "Тату", выводящими на белых маечках "Хуй войне" фарцовщики с Арбата выбросили на прилавки тысячи ти-шоток, из которых самыми политкорректными считаются экземпляры с тремя шестерками, эмблемой "СС зондеркоманды" и логотипом "Соси член", замаскированным под красно-белый идиотизм "Coca-Cola".

И теперь уже и не вспомнить, почему героиня Кэтлин Тернер из фильма "Мамочка-маньячка" лупила телефонной трубкой до последней крови милую девушку, что носила белые туфли после Дня труда. И ведь многие янки были с ней (мамочкой) согласны - действительно, в середине пятидесятых годов среднестатистическая американка, рискнувшая носить белые баретки после Labour Day, вешала тем самым себе на шею табличку с гордой надписью - "Я - шлюха!".
Первые модные запреты, как положено, появились в древнем Риме: аборигены боялись мыть голову, честно считая, что это может ослабить всемогущий дух, оберегающий их в войне.

Некоторые идиоты уверены, что эти глубокомысленные сведения воители почерпнули у историка Плутарха, утверждавшего, что волосы следует мыть один раз в год и именно тринадцатого августа. Дескать в этот день родилась богиня войны Диана - так давайте же отметим день ее рождения с чистой головой! Благодаря разовой процедуре омовения римляне лысели, и те из модников, кому лысина категорически не шла, прикрывали срам париками, состряпанными из волос захваченных рабов, особенно ценились парики, сделанные из волос рабов, доставленных из Средней Европы. И вот тот, кто носил парик из белокурых волос, подвергался порядочному остракизму - блондинов в древнем Риме на дух не переносили и к Колизею за просто так не подпускали.

Следующие пару веков мода шла по довольно обычному пути - фасоны костюмов, башмаков, париков и прочей чепухи шли по привычному пути - редкое украшательство на основе необходимого удобства. Пока в тысяча семьсот девяносто седьмом году продавец шляп по имени Джон Харрингтон из Лондона не приобрел новый невероятный по фасону головной убор, который назвали цилиндром, или топпером. Эта трубоообразная вещица уже была последним писком моды в Париже, но в Великобритании ее еще никто ни разу не видел и уж тем более не примерял. Харрингтон наивно решил, что вид его новой шляпы доставит высшее наслаждение тупоголовым кокни, и вышел на улицу в новом головном уборе. И в самом скором времени его цилиндр стал центром всеобщего внимания - и цветочницы, и газетчики тыкали на него пальцами и сначала просто матерились, а уж затем принялись кидаться в юношу предметами потяжелее. В конце концов вокруг Харрингтона поднялась чудовищная давка, в которой сломал ногу маленький мальчик, и нарушителя всеобщего спокойствия сволокли всем миром в полицию, где Джон был вынужден выплатить штраф в пятьдесят фунтов стерлингов. Вердикт судьи был беспощаден: "Харрингтон виновен в нарушении общественного спокойствия по причине появления на улице в высоком, блестящем, словно люстра, сооружении, что и вызвало недозволенное волнение". Цилиндр попал "на полку" под биркой "недозволенный предмет", однако пару лет спустя его достали, стряхнули пыль и стали носить смелые пижоны, которым ажиотаж был только на руку.

Практически любой модный запрет - лучшая реклама. Причем неважно, вынужденным ли был запрет, или сумасбродным - так, после первой мировой войны в тысяча девятьсот двадцать пятом году фасон женских юбок укоротился до миди против уверенного гипермакси - произошло это по причине нехватки ткани. Тогда же правительства всей Европы и Соединенных Штатов Америки строго-настрого запретили носить шелковые чулки - шелк требовался на нужды военной промышленности. Впервые за сотни лет женщины показали свои конечности публично - причем показывали ни много ни мало двадцать пять сантиметров "ножной" кожи. Старенькие тетушки падали в обморок, впервые увидев розоватые, голые (!) ноги своих племянниц - тем же, в прямом смысле этого слова, море было по колено, и они уверенно шагали по направлению к мини-юбкам и мини-платьям.

Первое было изобретено англичанкой Мэри Куант в эпоху свингующих 60-х, второе - гениальными продавщицами лондонского модного магазина "Байб" в 1966 году, которые растянули в длину обычную тенниску, сделав из нее мини-платье и обнажив огромное количество девичьих ног. Известны случаи, когда британские родители отбирали у девиц платья и сжигали их на заднем дворе под писки, крики и слезы. Тогда же полиция нравов пыталась добиться запрета на подобный разврат.

Свингующие 60-е и психоделические 70-е вообще выстреливали модными провокациями, вызывающими инфаркт у людей спокойных и консервативных - Ив-Сен Лоран, бунтарь, провокатор и извращенец придумал смокинг для женщин. Известен случай, когда французскую модницу (то ли Лулу Де ля Фалез, то ли Инес де Ла Фресанж) не пускали в ресторан "Ротонда" в облегающих бедра брюках - тогда бунтарка скинула брюки и прошествовала к столику в верхней смокинговой части. Следующими после Лорана с французской стороны и Мэри Куант со стороны британской стали Жан-Поль Готье и Вивьен Вествуд. Скандальному успеху первого способствовала певица Мадонна Луиза Чикконе, которая стала носить конусообразное нижнее белье от Готье поверх платья - белье было настолько экстравагантным, что "грех прятать его под платьем". Что же касается Вивьен Вествуд, то на ее счету наибольшее в моде количество табуированных скандалов - она обрядила мужчин в юбки, сляпала одежду из кожи и каучука, навесила на это дело миллион безопасных булавок и первой связала запрещенную моду с агрессивной поп-музыкой.

В 1983 году с помощью тогдашнего супруга Малькольма Макларена она сделала своими рекламными зазывалами группу Макларена "Секс пистолз" - и с тех пор "Анархия в Объединенном королевстве" неизбежно ассоциировалась с Вествуд. Примечательно, что сын Вивьен Вествуд Джон Ривз, на пару с супругой Сереной, делает модели нижнего женского белья под "говорящей" маркой "Агент Провокатор". Последняя выходка Вествуд из разряда табуированных приходится на 1993 год - тогда в ее коллекции появились пронзительно-голубые сафьяновые туфли на высоченной платформе, которые по просьбе Вивьен демонстрировала на подиуме стервозная красавица Наоми Кемпбелл. Где-то на середине подиума от высоты у Кемпбелл закружилась голова, манекенщица потеряла равновесие и приземлилась аккурат на пятую точку. Теперь туфли хранятся в лондонском музее Виктории и Альберта, в закрытом на замок стеклянном ящике с предупреждением, что такие туфли опасны для вашего здоровья.

К огромному сожалению, нынешняя мода идет по скучному и тенденциозному пути - никаих табу не намечается. Вот разве что тетя Клава из соседнего подъезда крикнет вслед вашем микрошортам, бесстыдно оголяющим половину задницы: "Пи-ра-сти-тутка пошла!".

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: