На главную страницу        >>>
  

 

 

Держи вора!

Комментарии Версия для печати
Для советского интеллигента воровство всегда было неким табу, последним прибежищем собственной честности.



Я говорю сейчас о мелком вынужденном воровстве и о воровстве ради развлечения, хотя о последнем в то время не могло быть и речи. Взять чужое значило потерять лицо, уподобиться тому плебсу - начиная с продавщицы в гастрономе и заканчивая директором какого-нибудь завода, - который создавал систему мелочных отношений, где каждый норовит обвесить другого и грубо перетянуть одеяло на себя. Не упоминая уже о том, что красть им было небезопасно, да и нечего. Можете себе представить очкарика в шляпе, пытающегося в годы дефицита стащить в районном универмаге пару колготок для своих детей или коробок спичек - не стоять же из-за него в многочасовой очереди.

Проще говоря, воровство воспринималось однозначно - как низкая уголовщина. Между тем на "загнивающем Западе" оно стало излюбленным развлечением состоятельных буржуа - от школьников до профессоров университетов, что и дало распространение такому недугу, как клептомания.

С одной стороны, мелкие кражи позволяют приличному, к примеру, французу почувствовать себя на какое-то время "по ту сторону закона". В лице охранников и продавцов магазина он обманывает целое государство, расплачивается за неудачный секс (или за его отсутствие), проблемы на работе, ссоры в семье - да за все что угодно, - воровство может служить компенсацией любых комплексов. При этом подобная жажда мести, или "левизна", присущая многим европейцам, способна удовлетвориться даже такой мелочью, как украденные в Tati носки не своего размера. В этом случае подобный еженедельный допинг является универсальным средством и чуть ли не панацеей - он гораздо эффективнее и дешевле похода к психиатру и безопаснее порции чего покруче. С другой стороны, на сэкономленные деньги можно выпить чашечку-другую хорошего кофе, а это уже двойное удовольствие.

Тут возникает дилемма: кражи помогают многим внутренне скованным людям освободиться, а разве может быть греховным то, что облегчает жизнь? И потом, почему бы не позволить им грешить по-мелкому - для профилактики, чтобы им, чего доброго, не захотелось большего - скажем, размозжить соседу голову. К тому же потери, которые несут магазины от подобных хищений, весьма ничтожны и вполне могли бы покрываться государством. Министерством здравоохранения, например. Но это уже из разряда утопии.

Можно по-разному объяснять себе причины, по которым ты воруешь. Некоторым нравится воображать, что они таким образом вносят свой вклад в разрушение Системы.

Такие герои любят похвастаться своими подвигами и идейными воззрениями в компании друзей, чем заслуживают среди них даже некоторый авторитет, или же наоборот предпочитают коварно отмалчиваться, хитро улыбаясь, среди воображаемых противников. К счастью для этих "хулиганов", подобное пижонство обычно завершается с подростковым периодом. Если нет - тем хуже. Здоровый разум ни за что не примет объяснение подобного рода. Сперев пакетик сока, ты не подорвешь Систему (определенное количество единиц товара всегда списывается на любителей уйти не заплатив и чаще всего в пользу персонала). А вот Она, действительно, может здорово над тобой надругаться. Одному моему приятелю, попавшемуся в супермаркете с украденной бутылкой Jack Daniels во внутреннем кармане куртки, во избежание передачи дела в суд пришлось выложить дневной смене, на которую он нарвался, стократный эквивалент ее стоимости. И ему еще повезло - благо, папа оказался богатый и сообразительный, на него запросто могли списать месячный убыток от подобных молодчиков. И знаете, что случилось с парнем потом? Подавленный папой, он стал тише воды ниже травы, устроился на работу в отцовскую же фирму и женился, чтобы порадовать старика новоиспеченными внуками. И больше он уже не думает тягаться с Системой, потому что сам стал ее частью, и притом весьма незначительной.

Другое объяснение собственного воровства - непреодолимое влечение к нему, в психиатрии обозначаемое как клептомания. Тяга к краже становится болезнью, когда нет никаких сил сопротивляться желанию стащить что-либо и при этом абсолютно все равно что именно. Так говорит Медицинская энциклопедия. Но признать клептоманию самостоятельной болезнью весьма трудно. Скорее всего, она является следствием или проявлением других психических заболеваний и расстройств. Тем более сложно определить границы между ней и простым воровством, поскольку интерес, вызванный к самому процессу кражи, так же можно объяснить по-разному.

Во-первых, сам момент хищения связан с очень высоким внутренним напряжением, для подавления которого требуется недюжинная сила воли. Вор не может оставаться бесчувственным. Чтобы скрыть свое волнение, нужно обладать определенным актерским талантом. Взять какую-нибудь ненужную консультацию о преимуществах того или иного товара у продавца, весело поболтать с кассиршей или расспросить ее о системе дисконтных карт - в случае, если какую-то покупку вы все-таки делаете, в конце концов - пожелать всего хорошего охранникам на выходе. Если работники магазина вас заподозрят - это сразу проявится в общении с ними: они будут угрюмы и неразговорчивы. Но вы можете и разубедить персонал в его "дурных" мыслях, и даже заставить их устыдиться. При этом можно и самому увериться в собственной невинности, очароваться своей же игрой.

А сладкое чувство предательства - ведь вы же просто сияете дружелюбием по отношению к вашим жертвам! Разве не сродни оно и гордости актерскому азарту, и триумфальному восторгу, когда он понимает, что "удалось"! И что самое удивительное - в какой-то момент вы действительно начинаете чувствовать некоторое расположение к ним... Warning! Главное - не переусердствовать! В случае если персонал не поддается на ваши игры и выглядит напряженным, лучше, если еще не поздно, вернуть товар на место (типа хотите еще что-то посмотреть или взять). Не стоит исключать и возможность встречи с таким же "игруном" - продавцом или охранником, притворно любезным до и ехидно злобным после вашей поимки. Впрочем, если вы вступаете в игру - нужно уметь в нее играть или хотя бы знать правила.

Подобное же удовольствие можно получить и от ловкости собственных рук. Но это уже сродни спорту. Причем вы, как правило, оказываетесь в выигрыше - неповоротливые полусонные охранники не успевают следить за вашими движениями и способны разве что заметить, как какой-нибудь нерадивый подросток пытается стибрить у них из-под носа жвачку.

В качестве последнего возможного объяснения воровства можно привести тот факт, что Москва, к сожалению, является вторым по дороговизне городом в мире, и далеко не каждый ее житель может позволить себе купить пусть даже не самую дорогую красивую вещь. А ведь хочется, чего говорить... Кроме того, просто приятно получить вещь за просто так.

Легкое отношение к жизни, появившееся в нашей стране за последнее десятилетие, распространилось и на многие вещи, которые раньше считались неприемлемыми, в том числе и на воровство. Люди научились получать удовольствие, и иногда им хочется чего-нибудь остренького. Но стоит учитывать законы страны, в которой мы живем. Если в какой-нибудь Германии за мелкую кражу вам придется только возместить ущерб и отработать некоторое время в социале, то в России даже за бутылку паршивого коньяка можно получить срок. Впрочем, можно утешать себя тем, что лет шестьдесят назад за подобный проступок вполне реально было провести в застенках лет десять, а то и больше. Но ведь куда приятнее найти хорошую работу и тратить интересно заработанные деньги со вкусом и без глупого риска.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: