На главную страницу        >>>
  

 

 

Живи своей жизнью

Комментарии Версия для печати
Знавал я некогда одного штабного майора из окружного управления фронтовой авиации. Нормальный такой мужик, работящий. Не зазнавался, в отличие от большинства других старших офицеров...



А однажды ночью пришел противника с наших карт на свои переносить, задержался допоздна, потом достал вдруг из своего чемодана бутылку коньяка и говорит: "Ну, что, ребята, проводим меня?.. Ухожу я, наконец-таки, из этой армии..." Стали провожать, конечно, разговорились, и рассказал нам майор замечательную историю.

В школе будущий майор много рисовал, играл на гитаре и флейте и - самое главное - хипповал. Носил хайра с хайратником, пацифик, драную джисню клешовую, а на летних каникулах, пешком и стопом, исходил и объездил почти весь Советский Союз. И был у него друг, который все свободное время проводил с гантелями в зубах, на школьную форму цеплял воинские знаки отличия и с раннего детства мечтал стать офицером. Когда друзья закончили школу, тот друг, который с гантелями, решил, естественно, поступать в военное училище. Хиппующий друг выразил по этому поводу свое сугубое осуждение и надежду на мир во всем мире. Возник спор. И если наш герой старался апеллировать к доводам разума и опыту человечества, то друг с гантелями, в силу особенностей своей брутальной ментальности, элементарно давил на "слабо". И решил будущий майор доказать другу, что он, типа, "тоже мужик", решил постоять за пипл, за систему, за светлое имя битлов - и пошел вместе со своим гантельным товарищем поступать в училище воздушно-десантных войск.

Дальше как у Высоцкого: "Мишке там сказали нет, ну а мне - пожалуйста..." Гантельного друга не взяли по причине некоторого недостатка головы, а хиппи забрили по-настоящему и надолго. И понеслась жизнь галопом по горячим точкам и дальним гарнизонам, пока вдруг не вспомнил наш герой, кем он собирался быть. Вспомнил мечты об Академии художеств или хотя бы о Мухе, вспомнил о "пацифике" и надеждах на пис во всем писе... И понял, что завис он по жизни где-то между генеральной линией партии, приказами непосредственного начальства и потребностями появившейся семьи. Постепенно дослужился бывший хип до майора и до управления фронтовой авиации. Осел в Питере. И тут, рядом с детскими его мечтами, стало майору особенно тошно. И с каждым днем все хуже и хуже. Он старался больше рисовать. Отослал несколько холстов в какую-то галерею в родном городе. Работы выставили. Отослал еще - еще выставили. Даже денег каких-то прислали. Постепенно решил уволиться из вооруженных, уехать домой и писать, писать, писать...

Мы отмечали с ним как раз это самое его решение. Расставался майор с ненавистной армией, возвращался человек к любимым делам, в которых, может быть, не купись он в юности на дурацкое "слабо", достиг бы за эти годы высот неимоверных... Может быть, конечно, ничего бы он не достиг, а спился бы, как многие художники, затерялся бы на дорогах или стал бы мазилой-ремесленником, малюющим одинаковые арбузные ломти для неведомых кухонь мифических мещан, но это все было бы его. И было майору совсем невесело: жизнь, почитай, прошла, а он уже много лет не воспринимал, не ощущал ее как свою. Чужую жизнь прожил человек. Годы и годы - "за того парня"... Но он, по крайней мере, в этой чужой жизни был успешным. Шутка ли - для военного - штаб округа. А сколько вокруг много более грустных и менее курьезных примеров.
Девочка, идущая на филфак. Ей сказали, что там ей будет хорошо, потому что она книжки, типа, любит читать. А потом мучающаяся головными болями от необходимости быстрого усвоения таких объемов информации, которые раньше и представить себе не могла. Да и книжки, которые она "любит читать", оказываются ненужными, а нужные она тоже читать не может: скучно, противно, тошно... Мальчик, по настоянию мамы, тетушек и бабушек поступивший в медицинскую академию и блюющий до собственной зелени во время каждого посещения прозекторской. После он бросит ненавистный вуз, постарается найти что-то свое, но время... Время потеряно безвозвратно. А если не бросит? Мол, что ж - зря все это время блевал?! Тогда представь себе: много лет, если не всю жизнь, каждый день ходить на нелюбимую, скучную, а то и ненавистную работу. Каждый день по шесть-двенадцать часов подряд выполнять действия, каждое из которых внушает глубокое (пусть и ставшее со временем привычным) отвращение и каждый день сожалеть об упущенном. И из-за чего? Из-за того, что однажды прозевал поворот, пролетел его, увлекаемый полем тяжести другого тела.

И не надо говорить и думать о послушании, дружбе, любви, общественном мнении и чувстве противоречия. Пусть твои родители требуют от тебя беспрекословного повиновения, думая, что они лучше тебя знают, что именно тебе нужно. Лучше навлеки на себя родительский гнев, но поступи по-своему - со временем они поймут и примут твой выбор. А если не примут? Если будут, вопреки твоим страданиям и желаниям, стоять на своем? Что ж... Таких родителей, по определению, нельзя слушаться. Слушать - может и можно, а слушаться - нет. Вспомни народную поговорку-вопрос: "Все в петлю полезут - и ты туда же?" Стадное чувство - качество примитивных. Умному человеку следует сделать свой собственный, индивидуальный выбор. Поворачивая "за компанию", "куда все", ты рискуешь потерять себя и принести в жертву стадному инстинкту большое личное счастье.

Идти куда-то учиться или работать вслед за другом или любимым человеком, вопреки призванию - глупость не меньшая, чем за компанию. А уж выбирать свой жизненный путь из чувства противоречия или, как тот майор, для того, чтобы кому-то что-то доказать... Представь себе, что ты все уже доказал. Что будет? Тот, кому ты это доказывал, отвлекся на пару секунд, признал, что был неправ, и продолжил заниматься своими делами. А ты как минимум потерял время и потратил силы, как максимум - упустил шанс и похоронил себя. Стоит оно того? Мне кажется, нет. Если ты, уже поступив в какой-нибудь вуз или устроившись на какую-нибудь работу, вдруг понимаешь, что это совсем не твое, - сворачивай с этого пути без сожаления, во имя собственной свободы. Не ломай свою жизнь: чем дольше ты сидишь в болоте, тем глубже тебя засасывает. Моргнуть не успеешь - сверкнет твоя макушка последний раз на солнце, и сомкнется над ней, плотоядно хлюпнув, трясина привычек и обязательств.

Но, вообще, каждый конкретный случай требует индивидуального приложения головы. Если есть, что прикладывать, разумеется... И не бери на себя ответственность за прирученных! Как сказал устами Атоса Дюма-отец: "Если люди и следуют советам, то лишь затем, чтобы потом было, кого упрекнуть..." И если ты видишь, что ваш друг копирует твою походку, твой стиль одежды, напевает твои любимые песни и пытается увлекаться тем же, чем увлекаешься ты, сделай для него видеомонтаж из стократно повторенного финала фильма "Щепка":
НАДО ЖИТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ
НАДО ЖИТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ
НАДО ЖИТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: