На главную страницу        >>>
  

 

 

Смерть порнографии

Комментарии Версия для печати
Скандинавия дала миру LEGO, Ибсена, Бергмана, Тура Хейердала. А еще - порнографию. В 1968 году порнография впервые была легализована в Дании. Тридцать лет спустя порнография умерла. Ее убил датский режиссер Ларс фон Триер.




Если абстрагироваться от утомительной дискуссии о том, хорошо это или плохо - снимать, распространять и смотреть порнографию, - останется одна очень простая мысль: порнография является одним из самых честных жанров искусства. То есть настолько честным, что даже перестает, собственно, быть искусством.

Порнография, во-первых, разжигает похоть, а во-вторых, многие на "этом" зарабатывают деньги. У порнографии нет никаких других функций. В этом вся суть.

Коммерческое кино зарабатывает деньги, давно прогнивший артхаус зарабатывает деньги, любители хотят зарабатывать деньги. Иногда все они пытаются как-то воздействовать на мысли и чувства потребителей, но в какой мере это вызвано желанием заработать денег, а в какой - желанием действительно поговорить о мыслях и чувствах, не всегда понятно.

Порнография не лжет. Она не создает новых потребностей, не изобретает имиджи, не спекулирует на желании людей казаться лучше. Порнография апеллирует к низменным инстинктам и первобытным силам. В этом плане она имеет такое же отношение к искусству, как магический танец шамана. Танец, состоящий из определенных движений, следующий определенному ритмическому узору, интересен, прежде всего, тем, что обращается к древним богам и могущественным духам.

Порнографы давно снискали себе репутацию диссидентов и борцов за свободу. Началось это в конце шестидесятых, хотя история порнографии не намного короче истории кино в целом. Просто если раньше в порнофильмах было что-то пришибленное (творцы, воспитанные в духе пост-викторианской морали, чувствовали себя мерзкими извращенцами, да и подпольное существование, например, в Америке после принятия пуританского кодекса Хейса, накладывает отпечаток), то теперь у порнографов появилась своя идеология, свобода самовыражения, сексуальное просвещение и вообще fuck you, в конце концов.

Впервые выражать эту самую идеологию на широком экране стали, как уже говорилось, в Дании, где в 1968 году порнографию официально разрешили, чем не преминули воспользоваться американцы. Они стали снимать документальные фильмы про феномен скандинавского секс-кино, превращая их в "The best of датской порнографии". Наконец, в 1970 году появился первый семидесятиминутный порнофильм - "Мона: девственная нимфа" Билла Оско, где наконец-то существовал единый более-менее внятный сюжет.

Первым по-настоящему профессиональным, 35-миллиметровым порнографическим фильмом считается знаменитая "Глубокая глотка" с неповторимой Линдой Лавлейс (которая, правда, потом стала известным борцом с порнографией, но мы не об этом), снятая в 1972 году Джерардом Дамиано. Темницы рухнули. Начался Золотой Век Порнографии. Последовали "За зеленой дверью", "Дьявол в мисс Джонс" и другие шедевры семидесятых. Мэрилин Чамберс, Джон Холмс, Тереза Орловски, Джинджер Линн, Рэнди Уэст. Золотая когорта порнографии.

Дальше были взлеты и падения порнографии (например, в восьмидесятые, когда видеомагнитофоны и возможность перемотки несколько обесценили важность сюжета), изменения моды на порно (в девяностые годы популярностью стали пользоваться актрисы-фотомодели, разгуливающие в неглиже по дорогим виллам) и внедрение новых технологий (Майкл Нинн с его компьютерными эффектами, создавать которые ему помогал чуть ли не Спилберг).
В преддверии миллениума о порнографии вспомнил Голливуд, и нас завалили фильмами о порнографии ("Ларри Флинт", "Ночи в стиле буги", "Порнофильм", "Безумный Сесил Б." и даже "Большой Лебовски"), где порноиндустрию используют как символ - свободы слова, шоу-бизнеса, искусства. Но все это выглядит детскими шалостями по сравнению с тем, что придумали так называемые большие режиссеры.

Большие режиссеры затеяли снимать порнографические фильмы. Покойный Стэнли Кубрик, распространявший в процессе съемок "Широко закрытых глаз" слухи о том, что давно мечтал снять качественный порнофильм с хорошими актерами, в итоге всех обманул. А вот Ларс фон Триер оказался не столь милосердным. Он придумал пост-порнографию - танец предварительно умерщвленного им жанра в темноте прозекторской. За ним последовали и остальные режиссеры. "Идиоты", "Трахни меня", "Романс Х" или свежая "Пианистка" на первый взгляд действительно снабжают нас порносценами. Но настоящего порно в них нет.

Половой акт показывается либо холодно-отстраненно, либо вообще как нечто неприятное, что убивает саму идею порнографии - доставлять удовольствие. Движение эрегированного пениса в вагине - это не порнография, это медицина. Хороший хореограф может в точности скопировать ритуальный танец шамана, но никогда не вызовет дождя. Большое кино показывает голых мужчин и женщин, но не может ни создать шедевра, ни разжечь похоть, ни заработать денег.

Сложно сказать, выживет ли после всего этого порнография. Скорее всего, выживет - под прилавками подвальных магазинчиков, на дальних полках домашних видеотек, на исцарапанных экранах полулегальных кинотеатров. Правда, есть одна тревожная новость: фон Триер продолжает охоту. Недавно он объявил о создании при компании "Zentropa" подразделения "Pussy Power", которое должно заняться исключительно производством порнофильмов.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: