i=1435
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Сфинксу по кумполу...зачем?!

Комментарии Версия для печати
То, что выходит за рамки обычного, мы привыкли называть "экстримом". От латинского extremus - крайний. Есть экстремальные виды спорта, есть экстремальная музыка, экстремальные политические партии и движения. Однажды, шарясь по Сети, я наткнулся на фразу: "Ух и рыбалка сегодня была, ну и экстрим. Первый раз в жизни ловил щуку по такому морозу".




Быть экстремальным круто. Быть экстремальным модно. Вот только что это значит?

С "экстремизмом" вроде бы все понятно. Это понятие прежде всего политическое. "Экстремизм - приверженность к крайним взглядам и мерам. Так сказано в большой (все еще cоветской) энциклопедии. Экстремист отличается от экстремальщика так же, как группа U2 отличается от Би-2. То есть и по форме, и по содержанию.

Экстремальщик получает свою дозу кайфа оттого, что преступает какие-то запреты. Ему всю жизнь говорили: "Не влезай - убьет", а он залез. Ему говорили: "Не катайся с этой горки", а он взял и скатился. Вы считаете, что искусство - это картины. Так я намалюю на писсуаре свое имя и выдам этот объект за современное искусство. Марсель Дюшан прекрасно знал, что так нельзя.
Экстремист не нарушает никаких запретов. Он просто пытается сделать мир лучше в меру своих скромных сил и возможностей.

Сущность крайних взглядов - в тотальном непризнании Другого. Для экстремиста все Другие (евреи, негры, американцы, русские, директора атомных электростанций) - что-то вроде досадной ошибки природы. Человек, который взрывает бомбу в здании израильского супермаркета, не открывает в себе какие-то новые горизонты, не преступает запреты или правила. Он просто исправляет досадные ошибки природы.

Экстремизм всегда противопоставляет себя некому Центру. И стремится его уничтожить.
Для большевиков таким Центром был сверх-тиранический царский режим. Уничтожив царизм, большевики создали сверх-супер-тираническое советское государство.
Это и не хорошо и не плохо. Это закономерно.

В определенном смысле это даже полезно.

Крайность (читай экстремизм) привлекает внимание Центра (общества) к определенным проблемам. Обыватель всегда негативно реагирует на придурка, который облил шубу его жены зеленой краской. Но проходит всего несколько лет и депутаты от партии "зеленых" оказываются в парламенте его страны.

Когда Америка разбомбит Афганистан, все мировое сообщество волей-неволей задумается: "Может быть, мы вообще все это время как-то не вполне правильно строили отношения с Востоком?".

Определенная доля экстремизма нужна любому обществу. Не будет экстремистов, не будет общественного прогресса.

Теперь об экстремальщиках. Им на общественный прогресс плевать с высокой колокольни. Преступая рамки приличий (или закона), экстремальщик менее всего задумывается о том, к чему приведут его действия. Он думает только о настоящем моменте, только о своем кайфе, только о себе. Эдуард Лимонов сидит в тюрьме не потому, что экстремальщик, а потому, что сам себя считает экстремистом. Дяденьки-политики таких сажают.

Все правильно. Хочешь познать себя, стать лучше и круче - не лезь в политику. Лучше с горочки катайся. Картины, опять-таки, рисуй. Делай музыку. Переставляй мебель в квартире. Крась волосы в синий цвет. Да что я тебе рассказываю. Небось, не маленький...

Однажды я прочел весьма любопытный документ. Автор рассуждал на тему, какой вид спорта можно считать экстремальным. И даже выводил критерии экстремальности. Итак:
Критерий первый: это спорт, изначально связанный со смертельным риском. Бег и шахматы не могут быть экстремальным видом спорта, потому что риск, во-первых, ничтожно мал, во-вторых, не зависит от особенностей самого спорта. А экстримальщик сознательно подвергает свою жизнь смертельной опасности.

Критерий второй: экстремальный спорт - это перешагивание за физический и эмоциональный предел возможностей человека. Речь идет, прежде всего, о преодолении инстинкта самосохранения.
Там были и другие критерии, но я их забыл.

Да это и не важно.
Потому что самое главное в экстремальном спорте - чувство стихии. Ты не подчиняешься больше законам человеческого общества. Все зависит от вполне конкретной трассы. И еще - от твоего эмоционального состояния. Стоит чуть дрогнуть, руки-ноги перепутаются и покатишься вниз большим снежным комом.

Большинство экстремальщиков по жизни очень спокойные люди. Они умеют контролировать свое тело и свое сознание. Умеют извлекать из собственной экстремальности пользу.
Нельзя все время жить в обстановке тотального порядка. Иногда можно и нужно сойти с ума. Тут главное - вовремя "затормозить". Потому что если ты не умешь себя контролировать, ты уже не экстремальщик, а просто балбес.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: