i=1700
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Слово на букву "э-э-э"

Комментарии Версия для печати
Помнишь известный ролик на тему "Хватит Чернобылей!"? Где скороварка, символизирующая АЭС, надрывается в кадре под успокаивающий голос: "Поверьте нам! Мы же специалисты..." Взрыв. Хэппи-энда не будет.




Так уж человек устроен, что ему нужно кому-то верить. Современное общество заменило Бога наукой, которая вот-вот объяснит все на свете. Но поскольку наука - понятие неконкретное, то верят ученым (специалистам, экспертам), которых называют ее жрецами. Как видишь, разница невелика.

Тебе кажется, они знают что-то такое, что знает не каждый, и это дает им право определять дороги для всех нас? Ты уверен, что мир спасут профессионалы, и любишь повторять "кухарка не должна управлять государством" и "в сумасшедшем доме не выбирают врача"?
Что ж, добро пожаловать домой, и не удивляйся, что стены выкрашены в желтый цвет. За тебя все давно уже выбрали.

Еще Платон полагал, что лучший государственный строй - это аристократия, то есть власть лучших (сейчас, наверное, сказали бы - компетентных). На протяжении веков с ним вяло соглашались: мол, это, конечно, хорошо, но как из множества претендентов на власть выбрать лучшего? Перешагнув порог третьего тысячелетия, люди, кажется, поняли, что выбор - это не главная проблема. К платоновским моделям государственного устройства (и примкнувшей к ним в XIX веке бюрократией) добавилась еще одна - экспертократия. Власть специалистов.

Иногда они правят нами напрямую. Это называется "принцип вращающейся двери". Государство периодически зовет в свои ряды профессионалов из коммерческих компаний. Профессионалы охотно приходят, не забывая на своем новом посту про старое кресло. Потому что карьера госслужащего в любой момент может рухнуть из-за оскандалившегося политика, а кресло всегда будет хранить тепло твоей...

Кстати, политик тоже может набраться опыта в кресле по соседству. Если, конечно, он достаточно правильно вел себя на своем ответственном посту. Маргарет Миллер, эксперт известной американской фирмы Monsanto, привлеченная в Управление питания и лекарственных препаратов США, например, проверяла плоды собственных исследований по безопасности гормона роста крупного рогатого скота. А глава управления Артур Хейс, ушедший в отставку из-за обвинений в профессиональном несоответствии, стал экспертом по связям с общественностью другой известной американской фирмы G.D.Searl. Фирма производит пищевую добавку Е951, которую в бытность свою правительственным чиновником одобрил к применению Артур Хейс. Поскольку Monsanto в свое время купила G.D.Searl, не исключено, что эти господа еще раз поменяются местами.

"Дверь-вертушка" делает сообщество специалистов все более тесным. Те, кто пытаются играть не по правилам, немедленно объявляются дилетантами и изгоняются прочь. Так произошло с английским ученым Арпадом Пустаи, который предал гласности "неправильные" результаты исследований, свидетельствовавшие о том, что генетически модифицированный картофель способен вызывать неблагоприятные отклонения у шестого поколения потомства подопытных мышей. Сначала ученому "не рекомендовали" продолжать публикацию результатов своих изысканий, потом его просто уволили с работы. А дальше началось такое, что Пустаи, венгр по происхождению, только растерянно произнес: "Я помню диктатуру Хорти, помню правление коммунистов в моей стране, но не могу припомнить ничего подобного".

"Если в послевоенные годы к деятельности большинства ученых еще было применимо словосочетание "научное любопытство", то уже в наше время многие из них имеют общие коммерческие интересы с корпоративным бизнесом. Общество ничего не знает о том, что на самом деле творится в научном мире, доступная информация о новых технологиях не содержит никаких полезных сведений. Это не более чем реклама, - вторит Пустаи его коллега Кристина фон Вайцзекер. - Как правило, деятели науки прикрываются тем, что все это слишком сложно для обывателя. "Просто поверьте нам", - говорят они".

Корпоративному бизнесу власть экспертов обходится, в сущности, недорого. К примеру, экономика корпорации, логотип которой выбрит на затылке вратаря российской футбольной сборной, по объему средств даст сто очков вперед экономике Индонезии, обладающей огромными людскими и природными ресурсами. Другие корпорации, поверь, не беднее. Они не разорятся на заработной плате тысячам хэйсов и миллеров.

Ты по-прежнему полагаешь, что все сказанное - нудный загруз? Ты забил на политику, и тебя, в общем-то, мало волнуют проблемы Америки и Индонезии?

Россия, Владивосток. Судебный процесс по делу журналиста Григория Пасько, обвиняемого в шпионаже в пользу... японской газеты. Прокурор на основании этого обвинения потребовал посадить Пасько на 12 лет. Решить - шпион или не шпион - формально должен вроде бы суд. Однако и тут не обошлось без людей, к которым обращена вежливая просьба человека в мантии: "Пожалуйста, поясните суду..."

Судьба подсудимого может зависеть не от статьи в кодексе, а от того, как эксперты разъяснят обстоятельства дела. В данном случае - сочтут ли они документы, переданные Пасько японцам, составляющими государственную тайну, или нет.

Специалисты в итоге сочли. После чего адвокат подсудимого Иван Павлов решил выяснить - почему? Обоснование выводов выглядело следующим образом: "это ошибка из-за сбоя в компьютере", "у меня плохое зрение", "меня переклинило"... "Одному из экспертов мы сегодня сказали - вот цитата из документа, который вы признали секретным. Будьте любезны, прочтите ее. Он прочел. И я спросил его - что это такое? И он чистосердечно сказал - это маразм" - так впоследствии описывал ход судебного заседания Павлов.

Ты поверил одному эксперту, другому, третьему. А потом очередной эксперт упрятал тебя за решетку. А начиналось все так - ты просто подумал: зачем самому разбираться в том, что за совсем небольшие деньги могут сделать те, кому это положено по штату.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: