На главную страницу        >>>
  

 

 

История одной теории

Комментарии Версия для печати
30 октября 1968 года на берегу реки Манаус, притока Амазонки, индейцы атроари убили миссионера Кальяри и восемь его спутников исключительно за бестактность, с их точки зрения. Так, прибыв на территорию атроари, падре известил о себе выстрелами, что по обычаям индейцев неприлично; заходил в хижину-малоку, несмотря на протест хозяев; выдрал за ухо ребенка; запретил брать кастрюлю со своим супом.




В прошлом подобные убийства заканчивались карательными экспедициями против невинных туземцев. Со временем европейцы поняли - эти люди просто другие, и стали их изучать. Так появилась этнография - наука об этносах (народах). В России одна из интереснейших и довольно смелых концепций развития этносов была предложена Львом Гумилевым. Люди читают его взахлеб, ученые его ругают и высмеивают, но не в силах предложить ничего лучше.

"Коллективы особей"

За двадцать лет работы над проблемой - в том числе и в лагерях - Льву Гумилеву удалось выстроить изящную и во многом убедительную концепцию этногенеза, которую он изложил в одной из основных своих книг - "Этногенез и биосфера Земли".

"Этнос - коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов. Этнос возникает и исчезает в историческом времени. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда - нет. Вынести за скобки мы можем только одно - признание каждой особью: "Мы - такие-то, а все прочие - другие"", - пишет Гумилев. При этом этническая принадлежность, по Гумилеву, - относительное понятие: "Так карел из Калининской области в своей деревне называет себя карелом, а прибыв в Ленинград - русским".
Этносы возникают, живут и пропадают в историческом времени - говорил Гумилев и даже определял время цикла от рождения до гибели этноса в 1200-1500 лет. Этносы объединяются в суперэтносы. Как, например, христианский мир Европы в XVI веке. Группа этносов могла также образовать культуру - таковы мусульманская, византийская культуры.

Еще одно понятие Гумилева - комплиментарность, то есть ощущение взаимной симпатии/антипатии. "Добросовестные историки... отмечают... отсутствие "национальной" вражды монголов с русскими. Действительно, мусульманские султаны Сарая: Узбек и Джанибек всеми способами выжимали серебро, необходимое для оплаты армии, но они же защищали кормилицу Русь от натиска литовцев... Наши предки, - пишет Гумилев, - жившие в Московской Руси и в Петербургской Империи, нисколько не сомневались в том, что их восточные соседи - татары, мордва, черемисы, остяки, тунгусы, казахи, якуты - такие же люди, как и тверичи, рязанцы, владимирцы, новгородцы и устюжане. Идея национальной исключительности была чужда русским людям, и их не шокировало, что, например, на патриаршем престоле сидел мордвин Никон, а русскими армиями руководили потомки черемисов - Шереметьевы, и татар - Кутузов". А превратное представление о восточных народах сложилось в странах Западной Европы, и было закреплено авторами универсальных концепций истории, философии, политики.
"Неполноценных этносов нет!" - утверждал Гумилев. Просто все этносы имеют свой возраст, одни старше, другие моложе, поэтому неправильно считать, что один народ чем-то хуже другого. Это все равно как сказать, что школьник тупее профессора. "Мы не отстали от Европы, мы просто моложе на пятьсот лет", - говорил Лев Николаевич. "Цивилизованные ныне европейцы стары и потому чванливы и гордятся своей накопленной веками культурой..." Но когда-то "они были дикими франками и норманнами, научившимися богословию и мытью в бане у культурных в то время мавров".


Сила страсти

Для объяснения того, каким образом появляется тот или иной народ и почему впоследствии исчезает, Гумилев ввел термин пассионарность. Это слово давно и прочно вошло в обиход, но, несмотря на это, оно до сих пор вызывает у многих недоумение, критику, а порой и издевательства. Над идеей пассионарности Гумилев работал в течение всей жизни. Как он писал, это слово впервые проникло в его мозг как удар молнии в марте 1939 года.

Пассионарность - это своего рода сила страсти. Как объяснял сам Гумилев, пассионарность, это "когда человек действует и не может не действовать вопреки инстинкту самосохранения, который существует в каждом из нас". Это определенный вид энергии, заставляющей людей совершать внешне бессмысленные поступки. Это своего рода мутация, которая время от времени настигает все живые организмы. Источником этой мутации Гумилев считал космическое излучение. В результате мутации рождаются люди с повышенной жизненной и интеллектуальной активностью, с необоримым стремлением переделать мир. При удачном стечении обстоятельств, эти люди совершают поступки, которые ломают инерцию традиции и кладут начало новым этносам.
Как рассуждал Гумилев, пассионариями движут не корыстные чувства. "Поручик артиллерии Наполеон Бонапарт в молодости был беден и мечтал сделать карьеру. Это банально и потому понятно... Однако уже итальянская кампания делает Бонапарта богачом. Так что остальную жизнь он мог бы прожить не трудясь. Но что-то потянуло его в Египет, а потом толкнуло на смертельный риск 18 брюмера. Что? Властолюбие, и ничто иное... А когда он стал императором, разве он успокоился?" Людей, подобных Наполеону, Александру Македонскому, Жанне д'Арк, Микеланджело, Гомеру и др., Гумилев рассматривал как наиболее ярких участников разных этногенезов в разных фазах и регионах. Такие люди, появляясь в тот или иной момент развития этноса, способствуют его сплочению.

Со временем первоначальная энергия угасает, что приводит постепенно к исчезновению этноса. Она выделяется не в свершения, а туда, где нет риска, - в занятия искусством, в науку. Затем энергия еще снижается и довольно долго существует на обывательском уровне. "Естественный отбор устраняет пассионариев; остается обыкновенный, средний, успокоенный человек".


Берутся и деваются

Научные взгляды Льва Гумилева подвергались и до сих пор подвергаются резкой критике. И, возможно, есть за что. Но, с другой стороны, как заметил академик А.М. Панченко, "в нынешнем историософском запасе нет идей, которые могли бы конкурировать с теорией этногенеза. Никто не отважится сказать, откуда берутся и куда деваются этносы (если угодно, нации, народы, народности), - никто, кроме Л.Н. Гумилева. А ведь они берутся и деваются".

Сам Гумилев как-то сказал: "Я за свою жизнь сделал две вещи. Во-первых, мне хотелось закрыть белое пятно между крайним Западом и Дальним Востоком, и, в конце концов, кажется, мне это удалось, так что история всего континента теперь представлена более или менее равномерно, во всяком случае, до ХV века. Во-вторых, я хотел понять, почему совершаются исторические события и меняются народы - одни возникают, другие исчезают. И это я тоже сделал, создав теорию этногенеза".

В 80-х годах наши психологи задались целью найти критерий пассионарности человека и составили гигантский вопросник - 128 вопросов! Получил его и Лев Николаевич, и честно ответил. Результат был неожиданным. Вывод по "сырым данным", сделанный психологом Михаилом Коваленко, был таков: "Отклонений от популяционных данных нет".

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: