i=1811
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Салям, Аллах и все, все, все

Комментарии Версия для печати
Раньше "наш гость из южной республики" произносили с умилением... Потому что запах хурмы зимой, плов, шашлыки, тосты на полчаса и танец живота. Национальные обычаи типа похищения невесты все рассматривали через призму "Кавказской пленницы". Преступник с носом, этакий Василий Алибабаевич, - тоже ведь персонаж добродушный.



Сейчас все иначе. Южанин - это чеченский террорист с физиономией азербайджанца, продавца арбузов с вашей улицы, который лупит жену, молится раз семьдесят в день, обожает гексоген как таковой, и любому наступившему ему на ногу тут же объявляющий "священную войну".

Помню много смеялся, когда рассказали мне одну из сцен, вырезанных из любимого фильма "Мимино". Суть такова: едут в лифте главные герои - Фрунзик Мкртчан и Вахтанг Кикабидзе. С ними вместе два японца. Один из говорит другому: "Слушай, эти русские так похожи. Как их вообще отличить друг от друга?"

В России никогда не могли отличить киргиза от аварца. Наверное, именно поэтому сцену посчитали неполиткорректной и вырезали. Я это к тому говорю, что рано или поздно восточным людям придется понять россиян, и - наоборот. На самом деле, восточная семья ничем не отличается от российской. Главное - разобраться что к чему.


Миф первый - насилие над женщиной и ее постоянное унижение

На Востоке есть два типа женщин. Мама и все остальные.

Помню в расцвете школьных лет я проводил очередную (как мне тогда казалось, антитеррористическую) операцию против своей мамы. Суть спора: одевать мне в школу шапку-петушок или прекратить надо мной издеваться, потому как уже большой.

Отец делал вид, что ничего не происходит. Я использовал коронный прием - с криком "вы меня заманали" хлопнул дверью. В этот холодный, очень холодный день, я гордо плелся с дипломатом в руке и без шапки по улице. Чувствовал, конечно, что уши потихоньку отмирают. Но стрался не торопиться. Помню, очень жалел, что еще курить не научился.

Через несколько дней смотрели вечером с отцом хоккей - вроде "Кубок Известий". Наши играли с чехами. В перерыве он ко мне повернулся и сказал: "Слушай, придурок, у тебя двести женщин будет, может и сестры еще, но вторых родителей никогда".

Со вторым типом женщин сложнее. Много их в мире, много.

Любимая тема - про многоженство. Наступает время, когда очередная моя знакомая задает вопрос: а вот ты бы мог, вот так - с четверыми? Ну что тут скажешь?! Каждая женщина хочет чтоб "хозяин назвал меня любимой женой". Раньше объяснять было сложно, теперь, похоже, старею. Во всяком случае, вопросы такие все реже.

Ну нет у меня ни одного знакомого местного мужика, который хоть раз жене не изменял. Правда, у дам с возрастом остался один аргумент - ну это ведь не так, как у вас, в открытую.

Подобная логика убивает. То есть главное не сам факт появление чужой женщины, а то как это преподнести. Взорванные в автобусе пять человек - повод для траура, а замороженные и забытые правительством сотни людей в Приморье - просто ошибка министров.
Многие забывают один важный фактор: ты имеешь право взять вторую жену, если можешь обеспечить первую. Так же и с последующими.

И еще насчет отношения к женщине: представь, что тебя отправили на три-четыре года в командировку. И что? Так уж ни-ни? В этом году я почти месяц провел в Заполярье. Есть там поселки, где люди работают вахтовым методам: приехал на несколько месяцев, отработал и домой. И так - годами. Очень многие, имея семьи на материке, на Севере живут гражданским браком с коллегами. Я спрашивал: "А это нормально?" В ответ шутили: "Холодно тут, вдвоем легче". Так же может пошутить Ахмед или Вагиф - только с акцентом.

А если серьезно - открой рубаи Омара Хайяма, вообще любого восточного поэта, почти везде найдешь строки: зачем мне в рай, где нету женщин и вина. "Мимино" не зря называют самым грузинским фильмом - очень правдиво показаны нравы. Помните, Мизандари-Кикабидзе, на последние приглашает Ларису Ивановну в Большой театр. Цветы покупает. Это в чужом городе, сидя без работы. А когда деньги кончаются, Хачикян-Мкртычан предлагает продать покрышку, купленную для соседа.

Помню первую отцовскую зарплату после перестройки. Мы сидели всей семьей ужинали. Он пришел и достал доллары - диковинка. Протянул маме и сказал: "Завтра чтоб их не было. И чтоб ты купила себе шубу". Повернулся ко мне и сказал: "У нас смотрят на женщину. Если она улыбается и красиво одета, глава семьи - мужчина".


Миф второй - о жестокости

Судя по отчетам наших криминальных программ, дорожных патрулей и прочих петровок, минимум раз в неделю я должен кричать "зарежу". При этом сверкать очами, супить брови и прочая. Я уже второй десяток разменял, и все никак. Надо попробовать.

Помню, как я научился плавать. Лет шесть мне было. Дед привел троих внуков гулять. Шли через мост. Он говорит: "Ну что, высоты небось боитесь? Ну-ка, кто сядет первый на поручень?" Трусом прослыть не хотелось. Что-что, а уж вечер позора перед родней был бы гарантирован. Все залезли. Метров пять до воды, страшно. А дед засмеялся и столкнул нас всех в воду. Выплыли.
Когда мы пришли, бабушка устроила дома скандал. Дед смеялся. Он знал, что старшие братья сидели в лодке под мостом. Другие родственники купались где-то неподалеку.
Еще помню случай с плитой. В нашей первой московской квартире была газовая плита. Мама боялась оставлять меня наедине с плитой, потому что я вечно норовил потрогать огонь. Моя любознательность вызывала ужас у армянской части семьи.

Однажды утром я опять полез в камфорку. Мамин крик. Бабушка сыграла на опережение. Опять армянская истерика - наш "маленький Ленин" ( это потому, что в три года у меня были кудрявые волосы, как у Ильича на октябрятских значках, и я уже знал все марки машин) мог пострадать. Отец молча встал, включил камфорку, взял мою руку и сунул в огонь.

Зато потом я не участвовал во взрывах одноклассниками карбита, не пытался поджигать насильно обескрыленных шмелей и уничтожать спичками вылезшие нитки из джинс. В общем, еще в детстве был застрахован от попадания в криминальные сводки.


Миф третий - о жестокости требований ислама

Женская половина моей семьи христиане, мужская - мусульмане. Наверное есть смысл говорить о последней.

Мама всегда говорила отцу с укором: "Тебя никогда нет дома, дети растут без отца". На что тот философски изрекал: "Бога тоже никто не видит, а он воспитывает". И ушел. На работу.

Людям более-менее разбирающимся в религии известно, что у мусульман и христиан много общего. Более того - ислам религия разрешительная, а не запретительная. Ты "можешь делать" а не "должен". Это основной постулат.

Обидно когда религиозный фактор используют для навешивания ярлыков. Бен Ладен - не мусульманский террорист, а просто террорист. Ведь никто не говорит, что Варфоломеевская ночь- христианский терроризм. Баскский терроризм, ирландская освободительная аж целая армия... А вот кучка таджиков, продавших героин, почему-то ваххабиты и мусульманские фанатики. Слава Богу, что Чикатило не туркмен.

Многие мои знакомые говорят с укором, мол ваши парни гуляют здесь, а женятся потом в горах на своих. То есть плохо не то что бросают девушек, а то что бросают горцы.

Да, подобные настроения на Востоке сохранились. Но в этом первобытном на первый взгляд обычае есть своя логика. Потому что пока Россия и живет на первобытном уровне.

Я видел детей, у которых мать армянка а отец азербайджанец. Все они лишены войной половины родственников и Родины. А представьте, каково сейчас в русско-чеченских семьях... Пока мы живем в таком обществе, моно-национальный брак - всего лишь благо для детей.

А то сидим вечером у телевизора и слушаем про банду, где "восемь азербайджанцев и две девушки". Жили в Москве-столице-своей-Родины, а оказались - за рубежом.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: