На главную страницу        >>>
  

 

 

"Зеленые" братья

Комментарии Версия для печати
Любить природу можно по-разному. Есть платоническая любовь для тургеневских девушек. Стихи, беседка, сладкие грезы, Шуман. Есть физическая - для крепких мужчин. Турпоходы, байдарки, песни под гитару, костры с одной спички, комары. А еще есть любовь экстремальная.



"Деревянные мосты - лучшая цель, так как их замена потребует от властей значительных усилий и средств. Их можно поджечь, но для этого нужно больше, чем канистра керосина и спички.

Необходимо подложить большие связки сухого хвороста под опоры моста..." Это цитата из лучшего учебника по партизанской любви к природе "Eco Defence". Во имя большого дела иногда приходится идти на маленькие жертвы.

Вообще, основная идея радикального экологического движения во многом созвучна советскому менталитету. Наш человек всегда чувствовал себя в ответе за то, что происходит вокруг.

Ответственность эта, правда, в основном распространялась на социально-политическую сферу. Угнетенные негры в Америке, бедные негры в Африке, голодные вьетнамцы, бесправные английские рабочие... Сегодня мы все стали в ответе за экологию с биологией. За тюленей, тундру, таежные леса, белых цапель и кашалотов - против АЭС, нефтяных танкеров, автострад и газопроводов. Мотивация участников проста и безыскусна. "Птичку жалко". И все тут. И ведь действительно жалко.

А все началось в начале 60-ых. Основы идеологии экологов заложили две работы: "Наша синтетическая окружающая среда" Мюррея Букчина и "Безмолвная Весна" Рейчела Карсона. Многие будущие экологи-радикалы вышли из беспокойного студенческого поколения 60-х, разрушившего буржуазный миф о капиталистическом благоденствии. С этого времени экологи верные союзники анархистов, антиглобалистов и прочих левых. В 1972 году норвежский философ Арне Нэш вводит понятие "глубинной экологии" (deep ecology) для описания радикального экологического движения. Глубинная экология борется за тотальное преобразование существующего общественного порядка. Основной постулат: природа существует сама по себе, а не для удовлетворения потребностей человека. Давлению индустриализации на биосферу должен быть положен конец. Под знамена глубинной экологии стали многочисленные экологические движения от эко-феминистов и американских индейцев до Фронта Освобождения Животных.
В это же время экологи окончательно разочаровываются в государстве, и принимают тактику "прямого воздействия" (direct actions). В США зарождается движение "Earth First", развернувшее настоящий террор против корпораций, необдуманно начавших что-либо строить на священных для настоящего эколога территориях. "Перочинным ножиком очень легко перерезать пластиковую трубку, используемую в водопроводах. Современная версия известной вьетнамской ловушки - простейший путь перекрыть грунтовую дорогу. Треугольный заточенный кусок металла, вставленный в дорожную колею, продырявит любую шину". Эдакие чеховские злоумышленники. Или сталинские вредители. Хулиганы, короче.

Уже упомянутый выше учебник по практическому природоведению "Ecodefence" открывается, кстати, весьма любопытным пассажем. "Даже общение через ECODEFENCE может быть опасным. Когда вы пишете нам, не используйте ваше настоящее имя и не ставьте обратный адрес на письме. Нам не важно, кто вы. Получив вашу информацию, мы сожжем и письмо и конверт. Также, мы не будем вести отчетность по переписке. Вдруг как-то ночью нас решат навестить несколько "водопроводчиков" из ФБР. Кстати, наша служба беопасности - хорошо известные вам мистер Смит и мистер Вессон." Все это было бы похоже на школьные игры в шпионов, если не знать о том, что в начале 80-ых было взорвано несколько машин с активистами Earth First. Служба безопасности некоторых корпораций по мощи и быстродействию вполне может соперничать с армией небольшого государства.

В начале девяностых на смену античеловечной глубинной экологии пришла социальная экология, выступающая за гармоничное сосуществование двуногих, крылатых и четвероногих.

Соответственно изменились формы экологических акций. Партизанские методы борьбы ушли в прошлое, неуловимые мстители занялись активной PR деятельностью. Особо отличился на этом поприще Greenpeace - самый раскрученный международный экологический бренд. Впрочем, сами радикальные зеленые гринписовцев за своих не признают, туманно говоря о, мягко скажем, неясных источниках финансирования этой организации. "Гринпис" находится как бы посередине между бескопромисными борцами и умеренными соглашателями, заседающими в парламентах по всей Европе. Наивный в своей неуклюжести заголовок на сайте www.greenpeace.ru. "Киты голодают и не размножаются по вине... нефтяников". Особенно почему-то умиляет многоточие. Саспенс, понимаете ли. Поэтому про "Гринпис" много писать не будем. И так уж... Общение внутри этого разноликого зеленого сообщества чем-то напоминает дискуссии большевиков, меньшивиков и эссеров в начале прошлого века. Цель, которая оправдывает средства и чистота рядов. Взаимные упреки в конформизме и нечистоплотности методов. В общем, все как всегда: одни ждут грядущую революцию, другие боятся, что не дождутся, и стараются как-то приспособиться к тому, что есть.
В России настоящие зеленые радикалы вышли из анархизма. В этом принципиальное отличие нашей страны от, скажем, США, где тон в экологическом движении первое время задавали консервационисты, защитники дикой природы. После распада "Конфедерации анархо-синдикалистов" в конце 80-ых анархисты разбрелись кто куда. Часть из них слилась с биологическими и природоохранными кружками, наполнив их существование новым смыслом.
Наиболее крупная организация - "Хранители радуги". "Лохматые дети природы" (так написано у них на сайте) запомнились пикетированием Чапаевского завода по уничтожению химического оружия и Горьковской атомной станции теплоснабжения, а также Балаклавской и Ростовской АЭС... "... В ее состав входят в основном молодые люди не нашедшие себя в бизнесе или не ушедшие в криминал. Образовательный уровень - выше среднего". Это уже из соответствующего досье ФСБ. Основные методы борьбы - пикетирование и "ненасильственный терроризм", оксюморон, означающий возможность уничтожения неодушевленных предметов, если это не угрожает жизни людей или животных. Вернее так: животных и людей. "Хранители" регулярно проводят летние лагеря возле особо опасных с их точки зрения организаций, за что каждый раз получают от милиции и службы безопасности. Последняя акция в городе Касимове - "Касимовская альтернатива". Попытка построить альтернативную модель общества как немой укор очередному вредному комбинату по соседству. Несмотря на неоднократные избиения и снос палаток, вроде пока действует. Впрочем, как и пресловутый комбинат.

Вообще, чем меньше остается природы, тем больше мы ее любим. В полном соответствии с темпераментом и жизненными идеалами. И если когда-нибудь вашу прекрасную котиковую шапку, обольет краской какой-нибудь молодой человек с воспаленными глазами, не бросайтесь на него с кулаками. Просто он очень любит природу, а когда ты влюблен, все, знаете, кажется как-то по другому.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг: