i=410
864 - 865 - 866 - 867 - 868 - 869 - 870 - 871 - 872 - 873 - 874 - 875 - 876 - 877 - 878 - 879 - 880 - 881 - 882 - 883 - 884 - 885 - 886 - 887 - 888 - 889 - 890 - 891 - 892 - 893 - 894 - 895 - 896 - 897 - 898 - 899 - 900 - 901 - 902 - 903 - 904 - 905 - 906 - 907 - 908 - 909 - 910 - 911 - 912 - 913 - 914 - 915 - 916 - 917 - 918 - 919 - 920 - 921 - 922 - 923 - 924 - 925 - 926 - 927 - 928 - 929 - 930 - 931 - 932 - 933 - 934 - 935 - 936 - 937 - 938 - 939 - 940 - 941 - 942 - 943 - 944 - 945 - 946 - 947 - 948 - 949 - 950 - 951 - 952 - 953 - 954 - 955 - 956 - 957 - 958 - 959 - 960 - 961 - 962 - 963 - 964 - 965 - 966 - 967 - 968 - 969 - 970 - 971 - 972 - 973 - 974 - 975 - 976 - 977 - 978 - 979 - 980 - 981 - 982 - 983 - 984 - 985 - 986 - 987 - 988 - 989 - 990 - 991 - 992 - 993 - 994 - 995 - 996 - 997 - 998 - 999 - 1000 - 1001 - 1002 - 1003 - 1004 - 1005 - 1006 - 1007 - 1008 - 1009 - 1010 - 1011 - 1012 - 1013
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Воздушные рабочие Москвы

Комментарии Версия для печати
обсудить Версия для печати

Мама не могла привыкнуть к профессии сына два года. Но потом подумала и решила, что нет худа без добра. Если бы Максим пошел работать по специальности и стал профессиональным геологом-разведчиком, то хорошо, если бы он проводил дома пару месяцев в году. А так - все как у обычных людей. Фиксированный рабочий день. Стабильная зарплата. Работа на свежем воздухе - смог и выхлопные газы остаются далеко внизу. Потому промышленные альпинисты в Москве безумно далеки от земли. Как минимум тридцать метров пустоты отделяют рабочее место Максима от мостовой.




Кого берут в альпинисты

Максим стал промышленным альпинистом не сразу. Поначалу его увлечение было прямой противоположностью нынешнему. В 15 лет к Максу подошел сосед по двору, который уже давно учился в институте и предложил:

- Пойдем с нами в пещеры. Денька на три.

Детская тяга к приключениям и рассказы о похождениях Тома Сойера сделали свое черное дело. Макс согласился и его "поставили на веревку". Оказалось, что самые интересные места подземного мира простым смертным недоступны. Чтобы добраться до них нужно получить неплохую альпинистскую подготовку. Само собой получилось, что после спусков и подъемов в кромешной тьме Максу захотелось повторить то же самое на свежем воздухе. А когда окончил геологоразведочный институт, встал вопрос о выборе места работы. Максим, не раздумывая, пошел в "Стройсервис", где тогда как раз появилась новая служба.

У Надира, напарника Максима, совсем другая история. Он тоже пошел на работу в "Стройсервис", но поначалу трудился там разнорабочим. При этом играл на гитаре в группе "Точка росы". Но самое главное - Надир панически боялся высоты. И если по долгу службы ему приходилось выходить на крышу, то делал он это крайне осторожно и ближе, чем на пять метров к краю подходить отказывался. Через месяц-другой Надир подружился с Максимом, тот пару раз спустил его на веревке и Надир решил поменять специальность. Вот уже четыре года, с самого открытия, он и Макс обслуживают бизнес-центр "Парус" на площади Белорусского вокзала и еще четыре здания в центральном округе. Вот только мама Надира до сих пор не знает, чем занимается ребенок в рабочее время.

- У нее давление, сердце, зачем лишний раз расстраивать. Я ей говорю, что дворником работаю, - объясняет рассудительный Надир.

Для пущей убедительности родительнице периодически предъявляются фотографии сына с метлой и лопатой. Мама верит и про себя радуется, что сын не пошел по кривой дорожке. А снимки, сделанные на настоящей работе остаются в подсобке.

Осторожно - альпинисты

Сколько в Москве промышленных альпинистов не знает никто. Помимо фирмы "Стройсервис", имеющей собственную высотную службу, в столице трудятся не поддающиеся учету, игнорирующие паспортный режим и налоговое законодательство артели с Украины и Башкирии. После того, как социализм закончился, заинтересованные лица стали хорошо считать деньги и быстро смекнули, что для мойки фасадов, окон и мелкого косметического ремонта гораздо проще вызвать скалолазов, чем заказывать дорогие подъемники или городить леса. Так что предложений от работодателей хватает.

Правда, работа промышленных альпинистов действительно очень опасна. К сожалению, ежегодно погибают два-три человека.

- Обычно по рассеянности, - поясняет Максим. - Плохо привязался, потерял контроль. Если делать все правильно - риск минимальный. Но когда постоянно проделываешь одни и те же операции можно и забыться. И совсем плохо, когда за такую работу берутся непрофессионалы. Тут уж совсем недалеко до беды.

Лично он был свидетелем вопиющей безалаберности. На проспекте Мира пара дворников сбрасывала с крыши сосульки. Вроде старались подстраховаться, даже веревку с собой взяли. Одна беда - привязали ее неправильно. И вот на глазах у Макса вниз сначала полетел лом, а следом и дворник. Зависнув на уровне третьего этажа, он выскользнул из плохо завязанной петли страховки и рухнул к ногам товарища, отгонявшего прохожих. Горе-альпинисту повезло. Сломал только ноги. А мог бы и шею.

Еще один пример рассеянности продемонстрировал Сергей - профессиональный скалолаз, крепивший транспарант "850 лет Москве" к высотке на Новом Арбате. Основная веревка оборвалась, и Серега стремительно понесся к земле с 18-го этажа. Вместо того чтобы отпустить карабин страховки, который автоматически защелкнется и затормозит падение, Сергей вцепился в него покрепче, а "для верности" стал подтормаживать второй рукой, цепляясь за страховочный трос. К десятому этажу рука была стерта до мяса. Но это еще полбеды. Сергей не завязал узел на конце страховки. Вместо того чтобы остановиться, карабин спокойно соскочил с веревки следом за Сергеем. Следствием такого полета стали только ушибы и бинт на правой ладони. Это настоящее чудо!

Самая большая опасность для скалолаза в городе - это люди. Бдительные граждане постоянно срезают непонятные веревки. Хорошо, если сам альпинист в это время был выше. Максим помнит 3 смерти при таких обстоятельствах. Виновных потом судят за неосторожное убийство, но друзей уже не вернуть.

Максу пока везло - не срывался. Зато Надир уже успел испытать прочность страховки.

- Испугался уже на земле. А когда повис - только обидно было. Все же правильно сделал. Ну и матерился, конечно, сильно, - с улыбкой вспоминает герой свое персональное приключение.
Что греха таить, работа альпиниста опасна и для простых прохожих. Сколько раз с головокружительной высоты летали отвертки, гайки и прочие предметы.

- Как-то раз кувалда выскользнула. Килограмма на четыре. Я ее взглядом провожаю, а сам постепенно впадаю в кому - прямо на люк какому-то джипу идет. Но повезло. В полуметре от него рухнула на газон, - улыбается Макс.

Водитель вышел из машины только через пять минут и не сказал ничего, что можно было бы привести на страницах газеты. А Максим спустился за инструментом только после того, как машина отъехала на безопасное расстояние.

Другой неприятный случай произошел с некоей экзальтированной дамочкой, которой случайно пролили воду на кашемировое пальто. Драгоценная ткань немедленно пошла бурыми пятнами, а гражданка в истерике стала трясти веревку, на которой в этот момент висел Надир. Чтобы спокойно продолжить работу пришлось выдать женщине деньги на срочную химчистку, а по возвращении на базу изготовить специальный знак, который сам Максим называет "Осторожно - альпинисты" - зонт, на который падают капли воды.

Вертикальный мир

- Боязнь высоты - естественное чувство. Людям привычнее смотреть вдаль, чем вглубь. Если страха нет - значит с головой что-то не в порядке. Просто не надо паниковать - а ничего сложного в том, чтобы спуститься по веревке нет. Под присмотром любой сможет, - объяснил мне Максим, когда мы переместились из подсобки на крышу бизнес-центра.

Например, прошлым летом в свободное от основной работы время Макс решил спуститься по стене на роликах. Не успел "доехать" до земли, как к нему подошла девушка, работающая в соседнем банке.

- А можно мне тоже попробовать? Я кричать не буду, - пообещала она.
Максим согласился. Девушка благополучно добралась до земли. А на следующий день им с Надиром пришлось объяснять начальству, что все проходило под строгим контролем и соблюдением правил техники безопасности. Начальство поверило. Но с тех пор работать пришлось без отгулов.

Не думай, что промышленные альпинисты - ищут любые предлоги, лишь бы не работать. Просто есть рутина, а есть действительно интересные заказы. Прошлым летом приглашали работать в парк Победы на Поклонной горе. Нужно было проверить прочность крепления Ники (крепление для изваяния делали в Москве, а насаживали богиню на заготовку уже в Тбилиси, в мастерских Зураба Церетели. Местные рабочие подстраховались и наварили лишних балок. Конструкция получилась крепкая, но лазить в паутине швеллеров было, мягко говоря, неудобно) Максим согласился не раздумывая и даже был согласен работать бесплатно. Но потом деньги все-таки взял.

А вообще, любимое развлечение Максима - гонки с лифтами. Все очень просто. Выбирается подъезд с достаточно большим лестничным пролетом. Веревка привязывается к перилам на самом верхнем этаже. После этого кто-нибудь садится в лифт и по команде Максима едет на первый. Я, как свидетель, могу подтвердить - на восьмиэтажной дистанции Максим одерживает уверенную победу над техникой. Лифт едва успевает закрыть двери, а Макс уже стоит на полу первого этажа.
Но это все баловство. На самом деле Максим очень хочет отвлечься от города и выехать куда-нибудь в горы или пещеры. Вот только работа не отпускает - слишком много заказов. Говорят, даже на Храме Христа Спасителя придется поработать. Святое дело...

P.S. В последнее время Максим был неоднократно замечен во обществе "Гринписовцев". Он стал активным борцом за экологию, правда при этом не забывает о своем экстремальном прошлом. Именно Макс развернул на здании гостиницы "Москва" огромный транспарант, когда находящаяся по соседству Госдума принимала решение о ввозе в Россию радиоактивных отходов.

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг:
Пока комментариев нет