i=357
1326 - 1327 - 1328 - 1329 - 1330 - 1331 - 1332 - 1333 - 1334 - 1335 - 1336 - 1337 - 1338 - 1339 - 1340 - 1341 - 1342 - 1343 - 1344 - 1345 - 1346 - 1347 - 1348 - 1349 - 1350 - 1351 - 1352 - 1353 - 1354 - 1355 - 1356 - 1357 - 1358 - 1359 - 1360 - 1361 - 1362 - 1363 - 1364 - 1365 - 1366 - 1367 - 1368 - 1369 - 1370 - 1371 - 1372 - 1373 - 1374 - 1375 - 1376 - 1377 - 1378 - 1379 - 1380 - 1381 - 1382 - 1383 - 1384 - 1385 - 1386 - 1387 - 1388 - 1389 - 1390 - 1391 - 1392 - 1393 - 1394 - 1395 - 1396 - 1397 - 1398 - 1399 - 1400 - 1401 - 1402 - 1403 - 1404 - 1405 - 1406 - 1407 - 1408 - 1409 - 1410 - 1411 - 1412 - 1413 - 1414 - 1415 - 1416 - 1417 - 1418 - 1419 - 1420 - 1421 - 1422 - 1423 - 1424 - 1425 - 1426 - 1427 - 1428 - 1429 - 1430 - 1431 - 1432 - 1433 - 1434 - 1435 - 1436 - 1437 - 1438 - 1439 - 1440 - 1441 - 1442 - 1443 - 1444 - 1445 - 1446 - 1447 - 1448 - 1449 - 1450 - 1451 - 1452 - 1453 - 1454 - 1455 - 1456 - 1457 - 1458 - 1459 - 1460 - 1461 - 1462 - 1463 - 1464 - 1465 - 1466 - 1467 - 1468 - 1469 - 1470 - 1471 - 1472 - 1473 - 1474 - 1475
На главную страницу        >>>
  
Поиск по сайту
 

 

Азбучные истины, или идиоты

Комментарии Версия для печати
Сидит в электричке человек лет четырех, смотрит в окно и чего-то там напевает. Еще он болтает ногами, досаждая этим мамочке, чем-то сильно расстроенной, сидящей напротив.

- Ты прекратишь или нет?

Он прекращает ненадолго, но он же поет, но поезд же идет, как же можно не болтать!

- Смотри, опять испачкал, идиот!

"Идиот" улыбается виновато, потом заискивающе, но на мамочку это не действует. Через некоторое время опять:

- Дрянь бестолковая!

..?!! Но она же его мама, и он поджимает губы и смотрит на меня. А чем я могу помочь ему, я лишь сочувствую ему глазами и вдруг встречаю взгляд мудрейшего человека... Он опускает голову, слушая оскорбления, и вздыхает легко и мирно.

Из цикла "Фрески" Максима Яковлева.



Когда мы делали этот номер, я безвылазно сидел в тихом городе Хельсинки - на финской студии мы озвучивали "Коллекционера". Вечерами получал тексты по "мылу", читал, браковал и хвалил, серфил по Сети по присланным ссылкам и наткнулся вот на этот рассказик.

Родителей не выбирают. Но это единственное, чего мы не можем изменить. Даже если твое самое большое желание сейчас - забыть своих предков как страшный сон и ринуться, свободному, в новую жизнь - это не получится. Если, конечно, ты не хочешь потерять человеческий облик. Если ты не хочешь, чтобы твои дети так же мечтали поскорее забыть о твоем существовании.

Сегодняшний мир устроен так, что каждый из нас становится все более независимым, все более отдельным, непохожим. Человеческая индивидуальность - главная гуманитарная ценность современного общества. Если мы хотим быть цивилизованными людьми, нам приходится учиться держать дистанцию. В Европе и Америке дети не бросают своих родителей. Но они звонят им перед тем, как зайти в гости. Перед вступлением в брак заключается подробный контракт, чтобы,
в случае чего, не иметь друг к другу взаимных претензий. Это очень правильно - у нас нет прав собственности на наших близких.

Любые отношения нужно строить сознательно. Партнера, в отличие от родителей, мы выбираем самостоятельно. На собственном опыте я знаю, что семья обязательно должна начинаться с чувства - это важно. Но со временем чувство становится другим - на первый план выходят уважение, теплота, искренность, защищенность...

Все вышесказанное очень верно - как любая азбучная истина. Руководствуясь ими, можно было бы жить очень хорошо и спокойно. Но человек - существо странное. Неправильное. Ему хочется любви. Хочется думать, что подлинная любовь не считается с обстоятельствами. Что настоящая любовь стоит того, чтобы за нее платить... И человек расплачивается - слезами, нервами, искалеченной судьбой. И чувствует себя идиотом. Идиотом, прожившим настоящую жизнь.
Я думал об этом, когда снимал "Коллекционера": быть живым больно. Но когда болит, ты чувствуешь, что ты есть.

...Они столкнулись у булочной, случайно. Застыли и смотрели друг на друга. Пятнадцать лет были мужем и женой и пять лет как не виделись.

- А ведь хорошо нам было вообщем-то, правда? - Правда… Он опаздывал на поезд, у нее кончался перерыв, они стояли, сомкнувшись лбами. Никто не хотел уходить, и поэтому не уходил. Проехал его поезд и кончился ее перерыв, а они все стояли, уткнувшись лбами, потому что было хорошо. Не говорили. Не плакали. И опять разошлись, боясь обернуться и посмотреть вслед. Я ничего не понимаю в этой жизни.

Мне нравятся рассказы Максима Яковлева. Вам могут нравиться совсем другие рассказы. Но мы останемся ничего не понимающими в этой жизни беспомощными идиотами - если не научимся держать дистанцию. Которую иногда так хочется сократить до минимума.


Юрий Грымов

Комментарии  Версия для печати   Рейтинг:
Средняя оценка участников (от 1 до 10) : Пока не оценено   
Проголосовавших: 0