»Статьи / Победоносный обед. Эксперты против цензоров
»
  http://fakel.org/page.php?id=35

Автор: , Отправлено: 2010-01-25 19:44.
ПОБЕДОНОСНЫЙ ОБЕД - юбилей, который приятно отметить: исполнилось 35 лет со дня фактической отмены цензуры литературных произведений (и вообще печатного слова) в Соединенных Штатах. В 1966 году Верховный суд Массачусетса отменил приговор Бостонского суда, признавшего непристойным роман Уильяма Берроуза Naked Lunch (в чудовищном русском переводе "Голый завтрак"; lunch - разумеется, обед). В судебном поединке победа осталась на стороне экспертов. Цензоры проиграли.

Законы, по которым эксперты определяли степень нравственности текста, были приняты в 1870-х годах, а инициировал их обсуждение конгрессом человек, не имеющий отношения ни к юриспруденции, ни к изящной словесности. Основатель нью-йоркского Общества подавления порока Энтони Комсток (1844-1915) большую часть жизни проработал приказчиком в бакалейной лавке. Ветеран Гражданской войны (почему именно ветераны столь неравнодушны к моральным вопросам?) начал битву с развратом в 1872 году. Сначала на собственные средства, затем на деньги Христианской ассоциации молодых людей.

Вскоре Почтовая служба США назначила Комстока специальным агентом, предоставив ему право проверять любую корреспонденцию, в которой могли содержаться непристойные материалы. Нравы были деревенские: Комсток приходил в конгресс и демонстрировал мешки с конфискованными на почте неприличными фотографиями, рекламами абортариев и пакетиками шпанской мушки. Впечатленные засильем порока, конгрессмены приняли несколько законов, запрещающих не только издание и распространение "непристойной" литературы, но и рассылку контрацептивов. Комсток так запугал пишущую публику, что даже авторы медицинских справочников перестали указывать, что беременность можно предотвратить.

Главными противниками Комстока были суфражистки (борцы, а точнее - борчихи за равные с мужчинами политические права. - F.). Одну из них, Викторию Вудхалл, ему удалось посадить в тюрьму за пропаганду разврата. В первой половине следующего столетия прошло великое множество подобных процессов. Под запрет попадали совершенно неожиданные книги: так, в 1930 году таможенная служба США изъяла экземпляры "Кандида", и два профессора Гарвардского университета вынуждены были доказывать в суде, что классическая сатира Вольтера порнографией не является. По комстоковскому закону были запрещены "Лисистрата" Аристофана, "Кентерберийские рассказы" Чосера, "Исповедь" Руссо и даже "Сказки 1001 ночи".
Чаще всего в Америке и Европе судили распространителей книги Д.Г. Лоуренса "Любовник леди Чаттерли" (1928) - в США роман был разрешен только в 1959 году. А главным нарушителем комстоковских законов стал Морис Жиродиа, владелец "Олимпия-пресс", издательства, выпускавшего запрещенную цензурой литературу (в первую очередь книги Генри Миллера) вперемешку с анонимными порнографическими романами. "Олимпия-пресс" базировалось в либертарианском Париже, и добраться до Жиродиа американское правосудие не могло.

Когда скандально известное издательство выпустило в свет набоковскую "Лолиту", либеральные французские власти неожиданно признали книгу непристойной. А штатовская таможня, задержав несколько экземпляров романа, вскоре отправила их адресатам, не обратив внимания на скандальную издательскую марку, и тем самым легализовала книгу. Роман Набокова был в 1958 году переиздан в США, возглавил список бестселлеров, и МВД Франции тоже пересмотрело свое решение.

"Олимпия-пресс" выпустило и "Голый обед", - роман, победивший комстоковскую цензуру. 12 января 1965 года в Бостоне открылся суд над американскими издателями книги. В качестве экспертов были приглашены филологи, психиатры и писатели. Большое впечатление на публику произвело полное пышных метафор выступление Нормана Мейлера, утверждавшего, что возможность свободно издавать и легально распространять такие книги, как "Голый обед", обогащает американское общество. Мейлер даже процитировал президента США Линдона Джонсона, указав, что только Великая страна, каковой и являются Соединенные Штаты, может позволить себе смелость и моральную честность заглянуть в темные бездны, открытые "Голым обедом".

Благожелательный отзыв Мейлера помог публикации и другой знаменитой "непристойной" книги - романа Сэмюэла Дилени "Хряк" (написан в 1969-м, издан в 1995-м!). Интересно, что совершенно по-иному Мейлер повел себя, когда в 1991 году решался вопрос об издании романа Брета Истона Эллиса "Американский психопат". Он назвал книгу чудовищной и потребовал, чтобы 12 уважаемых романистов исследовали рукопись перед публикацией.

Бостонский процесс продолжался три дня. На заключительном заседании в защиту Берроуза выступил поэт Аллен Гинзберг, завершивший ответы на вопросы судьи стихотворением: "Голый обед - обыденность для нас, мы поедаем сандвичи реальности". На вопрос судьи Хадсона о названии романа Гинзберг ответил, что "имеется в виду обнаженность зрения, способность смотреть ясно, видеть сквозь лживые личины, а обед - есть пиршество этого обнаженного знания". По словам Гинзберга, Берроуз высмеивает смертную казнь и политические партии и предлагает научный подход к современному промыванию мозгов и тактике полицейского государства. Он сказал, что Берроуз пишет о болезненной зависимости Соединенных Штатов от материальных благ, собственности, денег и власти.

Последним давал показания профессор Массачусетского технологического университета Томас Джексон. Судья спросил, знает ли свидетель хоть одно бранное слово, которое не использовалось бы в книге Берроуза, и, подумав минуту, Джексон сказал: "Да, одно, пожалуй, знаю". Приговор: признать "Голый обед" непристойной книгой, поскольку текст лишен общественной значимости и возбуждает похоть.

Забавно, что почти в то же самое время в Ленинграде судили за тунеядство Иосифа Бродского: и здесь мнения экспертов, объяснявших, что сочинение стихов и является работой поэта, было проигнорировано, а обвинительный приговор предрешен. Записи, сделанные на этом суде, стали таким же популярным документом эпохи, как и стенограмма Бостонского процесса.
Потерпев поражение в Бостоне, "Голый обед" победил в суде Массачусетса. Ключевым экспертным заключением для высшей инстанции стало выступление Гарвардского социолога Пола Холландера, отметившего, что Берроуз описывает поведение наркомана, а также связь наркомании и гомосексуализма в полном соответствии с научными данными. Вердикт суда: книга не может считаться непристойной, поскольку имеет социальное значение.

Массачусетский процесс стал последним судом над литературным произведением в США. А вот в России призрак Комстока неожиданно появился в 2001 году. Сначала Министерство печати обвинило издательство Ad Marginem, выпустившее роман "Низший пилотаж", в пропаганде наркотиков (история, пародийно напоминающая дело "неисправимого наркомана" Берроуза). Затем напали на издательство "Колонна": "Было установлено, что в книге Ильи Масодова "Мрак твоих глаз" описываются убийства, глумления над трупами, непристойные сцены, провоцирующие низменные инстинкты. В тексте встречаются неприличные слова и ненормативная лексика. Главными героями являются дети, поступки которых основываются на жестокости и насилии. Имеет место вымысел, касающийся литературных героев Гражданской и Великой Отечественной войн, им приписываются акты насилия и жестокости".

"Неприличные слова и ненормативная лексика"! Предупреждение Минпечати наверняка понравилось бы уже знакомому тебе бакалейщику Комстоку. Когда мы обсуждали, как ответить на этот документ, самым остроумным показалось такое предложение: предварить публикацию экспертного заключения краткой биографией его автора (предположительно, женщины): закончила Ростовский пединститут в 1955 году, не замужем, живет в однокомнатной квартире, кота зовут Персик.

В 2001 году бороться с Комстоком намного проще, чем в 1965. Многодневные судебные процессы с допросами экспертов сегодня вряд ли понадобятся.